О названии «Эгеи»

Вообще мой движок блога называется e2. Но однажды я решил называть версии кодовыми названиями. Версия 1.2 была «Орандой», 1.3 была «Селектой», а 2.0 стала «Эгеей». Версия 2.1 имела все шансы стать «Анандой», и из этой заметки вы узнаете о том, почему этого не случилось. Не переключайтесь.

Вообще, Оранда — это такая золотая рыбка, Селекта — некий синоним диджея, Эгея — регион у Эгейского моря, а Ананда — это «блаженство» на санскрите. С какого хрена эти никак не связанные друг с другом слова стали названиями версий движка?

Дело в пситрансе. Я придумал, что надо использовать названия клевых пситрансовых треков. Оранда и Селекта придумались легко:

Легко придумались сразу и ещё три названия, включая «Ананду» (остальные не скажу):

Но версию 2.0 я решил назвать в честь вот этого трека:

Как видите, красивая система сломалась уже на третьем релизе, ведь Эгея — не полное название этого трека. Но я думал, что в будущих релизах это исправлю, тем более, что к тому времени у меня уже дюжина таких названий были заготовлены наперёд.

Однако в отличие от предыдущих названий, название «Эгея» вдруг стали все использовать.

Тут стоит заметить, что e2 — изысканно тупое название. Оно означает engine 2, потому что это второй мой движок блога (не спрашивайте). Поэтому я не сильно сопротивлялся тому, что про e2 все забыли и стали называть движок вообще, а не его конкретную версию, «Эгеей». И когда вышла 2.1, я не стал менять название, решив отложить переименование до версии 3.0.

При этом с названием Эгея тоже есть проблемы. К шуткам про геев я равнодушен, но меня смущает, что люди склоняют слово с трудом и не понимают, как писать латиницей. И произнести слово aegea как «и́джиа» тоже большинству людей слабо. Но уже вышли версии до 2.5, и все они называются Эгеями. Так что сейчас вообще непонятно, что с этим делать, и куда мне засунуть мою дюжину других клёвых названий.

И тот факт, что сайт называется blogengine.ru, совсем не помогает преодолеть неразбериху.

Сейви теперь с караоке

Вышла новая версия Сейви — 1.1, где добавлена функция «Караоке»:

Сейви с караоке

Если слушать аудиозапись, то в тексте подсвечиваются слова, которые сейчас звучат. Можно тыкать в текст, чтобы перемотать аудиозапись на место нужного слова. А если вы в меню выбора альтернативных слов, то кнопка плей воспроизведёт именно тот кусочек записи, в котором вы сейчас сомневаетесь.

Мы распознаём до минуты речи, но аудиозапись теперь не ограничена по времени. Если нажать на звуковую волну, начинается воспроизведение. Экран, когда вы удалили все записи, выглядит лучше. И всякие мелкие улучшения.

Бонус-трек — смешная картинка Саши Карпинского (интересно, многие ли поймут шутку):

Сейви: теперь питание компьютера можно отключить

Большая жёлтая кнопка:

Скачать в Апсторе бесплатно

Бесплатно будет не всегда.

30 ноября   из Тель-Авива   Сейви

Живые советы 5 декабря в Тель-Авиве

Живые советы в Тель-Авиве

В понедельник 5 декабря проведу Живые советы в Тель-Авиве, в книжном магазине «Бабель». Начало в 19:30. Адрес — ул. Йона Ханави, 46. Это три минуты пешком от перекрёстка Алленби, Шеинкин и Кинг-Джордж:

Книжный магазин «Бабель», ул. Йона Ханави, 46

— Так а что, будут «Живые советы»?
— Да.
— И можно будет задать свой вопрос?
— Если успеете.
— А если не успеем?
— То послушаете ответы на вопросы тех, кто успеет.

Приходите с интересными вопросами, несите макеты сайтов и интерфейса.

Событие в Фейсбуке

Роман Фёдора Достоевского «Братья Карамазовы». Часть 10. Всё остальное

Это последняя часть того, чем я хотел поделиться из «Братьев Карамазовых» (см. первую, вторую, третью, четвёртую, пятую, шестую, седьмую, восьмую и девятую части).

В первую часть задним числом добавилось такое:

Алёша безо всякой предумышленной хитрости начал прямо с этого делового замечания, а между тем взрослому и нельзя начинать иначе, если надо войти прямо в доверенность ребёнка и особенно целой группы детей. Надо именно начинать серьёзно и деловито и так, чтобы было совсем на равной ноге; Алёша понимал это инстинктом.

А в этой, последней — некоторые реплики и заключения:

— В Париже, уже несколько лет тому, вскоре после декабрьского переворота, мне пришлось однажды, делая по знакомству визит одному очень-очень важному и управляющему тогда лицу, повстречать у него одного прелюбопытнейшего господина [...] Тема шла о социалистах-революционерах, которых тогда, между прочим, преследовали.

— [...] Но так как он оскорбил сию минуту не только меня, но и благороднейшую девицу, которой даже имени не смею произнести всуе из благоговения к ней, то и решился обнаружить всю его игру публично, хотя бы он и отец мой!..

— [...] А потому, сам сознавая себя виновным и искренно раскаиваясь, почувствовал стыд и, не могши преодолеть его, просил нас, меня и сына своего, Ивана Фёдоровича, заявить пред вами всё своё искреннее сожаление, сокрушение и покаяние...

— Полно вам вздор толочь, отдохните хоть теперь немного, — сурово отрезал Иван Фёдорович.

— Про долг я понимаю, Григорий Васильевич, но какой нам тут долг, чтобы нам здесь оставаться, того ничего не пойму.

— Потому что ведь я человек хоть и низких желаний, но честный.

— Я бы должен был это перенести, да с пера сорвалось.

— Видал я её и прежде мельком. Она не поражает.

— Я верю, что Бог устроит, как знает лучше, чтобы не было ужаса.

— Мужик наш мошенник, его жалеть не стоит, и хорошо ещё, что дерут его иной раз и теперь. Русская земля крепка берёзой.

— Не злой вы человек, а исковерканный, — улыбнулся Алёша.

— Знай, что я его всегда защищу. Но в желаниях моих я оставляю за собою в данном случае полный простор. До свидания завтра. Не осуждай и не смотри на меня как на злодея.

«Хоть я сделал это всё и искренно, но вперёд надо быть умнее», — заключил он вдруг и даже не улыбнулся своему заключению.

— [...] Чем, однако, мог возбудить столь любопытства, ибо живу в обстановке, невозможной для гостеприимства.

— [...] Ещё хуже того, если он не убьёт, а лишь только меня искалечит: работать нельзя, а рот-то всё-таки остаётся, кто ж его накормит тогда, мой рот, и кто ж их-то всех тогда накормит-с?

— В России пьяные люди у нас самые добрые. Самые добрые люди у нас и самые пьяные.

— [...] все сплошь выведенные из европейских гипотез; потому что что там гипотеза, то у русского мальчика тотчас же аксиома.

— Не любопытствуй. Показалось мне вчера нечто страшное... словно всю судьбу его выразил вчера его взгляд. Был такой у него один взгляд... так что ужаснулся я в сердце моём мгновенно тому, что уготовляет этот человек для себя. Раз или два в жизни видел я у некоторых такое же выражение лица... как бы изображавшее всю судьбу тех людей, и судьба их, увы, сбылась.

— Возненавидел я тебя, будто ты всему причиной и всему виноват.

— По правде тебе сказать, не ждала не гадала, да и прежде никогда тому не верила, чтобы ты мог прийти.

— [...] Дураки и существуют в профит умному человеку.

— Была, батюшка, приходила, посидела время и ушла.

 — За образование моё. Мало ли из-за чего люди могут человека высечь, — кротко и нравоучительно заключил Максимов.

— Зачем ты ему соврал, что у нас секут? — спросил Смуров.
— Надо же было его утешить?
— Чем это?
— Видишь, Смуров, не люблю я, когда переспрашивают, если не понимают с первого слова. Иного и растолковать нельзя. По идее мужика, школьника порют и должны пороть: что, дескать, за школьник, если его не порют? И вдруг я скажу ему, что у нас не порют, ведь он этим огорчится. А впрочем, ты этого не понимаешь. С народом надо умеючи говорить.

— Это я раз тут по площади шёл, а как раз пригнали гусей. Я остановился и смотрю на гусей.

— О да, всё... то есть... почему же вы думаете, что я бы не понял? Там, конечно, много сальностей... Я, конечно, в состоянии понять, что это роман философский и написан, чтобы провести идею... — запутался уже совсем Коля. — Я социалист, Карамазов, я неисправимый социалист, — вдруг оборвал он ни с того ни с сего.
— Социалист? — засмеялся Алёша, — да когда это вы успели? Ведь вам ещё только тринадцать лет, кажется?

— Когда вам будет больше лет, то вы сами увидите, какое значение имеет на убеждение возраст. Мне показалось тоже, что вы не свои слова говорите, — скромно и спокойно ответил Алёша, но Коля горячо его прервал.

— Знаете, эта Ниночка мне понравилась. Она вдруг мне прошептала, когда я выходил: «Зачем вы не приходили раньше?» И таким голосом, с укором! Мне кажется, она ужасно добрая и жалкая.

— Ведь он дурак, ведь он не умеет концов хоронить, откровенный он ведь такой...

— Вот здесь в газете «Слухи», в петербургской. Эти «Слухи» стали издаваться с нынешнего года, я ужасно люблю слухи, и подписалась, и вот себе на голову: вот они какие оказались слухи.

— Я знаю, что вы его пригласили не посещать вас впредь.

— Ах, не потому лучше, что сын отца убил, я не хвалю, дети, напротив, должны почитать родителей, а только всё-таки лучше, если это он, потому что вам тогда и плакать нечего, так как он убил, себя не помня или, лучше сказать, всё помня, но не зная, как это с ним сделалось.

— Я не думаю, чтоб он был опасен, притом я позову очень много гостей, так что его можно всегда вывести, если он что-нибудь, а потом он может где-нибудь в другом городе быть мировым судьей или чем-нибудь, потому что те, которые сами перенесли несчастие, всех лучше судят.

— Почему вы узнали? — спросил Алёша.
— Я подслушивала. Чего вы на меня уставились? Хочу подслушивать и подслушиваю, ничего тут нет дурного. Прощенья не прошу.

— Он висит и стонет, а я сяду против него и буду ананасный компот есть. Я очень люблю ананасный компот. Вы любите?

— Григорий честен, но дурак. Много людей честных благодаря тому, что дураки.

— Вы покажете честно, — сказал Алёша, — только этого и надо.
— Женщина часто бесчестна, — проскрежетала она.

— Алексей Фёдорович, — проговорил он с холодною усмешкой, — я пророков и эпилептиков не терплю; посланников Божиих особенно, вы это слишком знаете. С сей минуты я с вами разрываю и, кажется, навсегда. Прошу сей же час, на этом же перекрёстке, меня оставить. Да вам и в квартиру по этому проулку дорога. Особенно поберегитесь заходить ко мне сегодня! Слышите?

— Полюбил я вас тогда очень и был с вами по всей простоте.

— Это, чтоб это могло быть-с, так, напротив, совсем никогда-с.

— Прости меня, я и это тогда подумал, — прошептал Алёша и замолчал, не прибавив ни одного «облегчающего обстоятельства».

— Что это ты французские вокабулы учишь? — кивнул Иван на тетрадку, лежавшую на столе.
— А почему же бы мне их не учить-с, чтобы тем образованию моему способствовать, думая, что и самому мне когда в тех счастливых местах Европы, может, придется быть.

— Вы как Фёдор Павлович, наиболее-с, изо всех детей наиболее на него похожи вышли, с одною с ними душой.

— Нимало! На сотую долю не верю!
— Но на тысячную веришь. Гомеопатические-то доли ведь самые, может быть, сильные. Признайся, что веришь, ну на десятитысячную…

— Простите меня!
Та посмотрела на неё в упор и, переждав мгновение, ядовитым, отравленным злобой голосом ответила:
— Злы мы, мать, с тобой! Обе злы! Где уж нам простить, тебе да мне? Вот спаси его, и всю жизнь молиться на тебя буду.
— А простить не хочешь! — прокричал Митя Грушеньке, с безумным упрёком.
— Будь покойна, спасу его тебе! — быстро прошептала Катя и выбежала из комнаты.
— И ты могла не простить ей, после того как она сама же сказала тебе: «Прости»? — горько воскликнул опять Митя.
— Митя, не смей её упрекать, права не имеешь! — горячо крикнул на брата Алёша.

И немного об отсутствии нужды:

— Слушай, легкомысленная старуха, — начал, вставая с дивана, Красоткин, — можешь ты мне поклясться всем, что есть святого в этом мире, и сверх того чем-нибудь ещё, что будешь наблюдать за пузырями в моё отсутствие неустанно? Я ухожу со двора.
— А зачем я тебе клястись стану? — засмеялась Агафья, — и так присмотрю.
— Нет, не иначе как поклявшись вечным спасением души твоей. Иначе не уйду.
— И не уходи. Мне како дело, на дворе мороз, сиди дома.

Курс о пользовательском интерфейсе и представлении информации 21—25 января

Четырёхдневный курс «Пользовательский интерфейс и представление информации» пройдёт в Москве, в нашем «Коворкафе» на Флаконе с 21 по 25 января (2017 года, естественно). Это наиболее крутой курс из всех дизайнерских курсов: спросите или почитайте отзывы наших участников.

Курс о пользовательском интерфейсе и представлении информации 21—25 января

Первый день полностью посвящён пользовательскому интерфейсу, второй — представлению информации, хотя эти темы и сильно пересекаются. Третий день — практические задания и разбор результатов. После трёх дней в классе — однодневный перерыв на домашку. В последний день — её разбор.

Запись открыта до 15 января, если свободные места не кончатся раньше.

28 ноября   из Тель-Авива   курсы

Маршрутные наклейки челябинских маршруток

У маршрутных наклеек челябинских маршруток есть свой специальный дизайн. Номер ставится в середину, конечные — в ЛВУ и ПНУ, а основные остановки — по сторонам:

Шрифт и картографические чупа-чупсы у конечных — тоже важный атрибут:

Хотя встречаются и левые наклейки, где такого нет:

Что почитать на выходных — 141

Вот:

  1. Как ценности управляют историей. Саша Волкова делится знанием про смену заряда.
  2. Should nightclubs be considered sites of high culture? Берлинский «Бергхайн» добился перехода на сниженное налогооблажение как заведение высокой культуры. Молодцы!
  3. Создание инфографики «Суша». Крутейший процесс в Студии Лебедева.
  4. Sexy Humiliatrix Makes Six Figures A Year By Insulting Men, Selling Her Hair, Urine And Feces. Люблю такие истории, прям в цвете показывают, как экономика работает. Помогает, если вдруг вам хоть на секунду кажется, что в работах Карла Маркса есть здравое зерно.

Спасибо спонсору рубрики — брокерской компании Нэттрэйдер. Чтобы сделать торговлю на бирже проще, компания разработала удобный веб-терминал, и покупать акции можно через любой браузер на Виндоусе, Линуксе и МакОСе. Потом с вложений денег на бирже государство даёт налоговый вычет, мы рассказывали как это работает в недавней рекламной заметке здесь.

Ctrl + ↓ Ранее