Подписка на блог

В Телеграме помимо ссылок на заметки делюсь околодизайнерскими наблюдениями.

В Твиттере помимо ссылок на заметки пишу всякую чушь.

В Тумблере и Же-же есть автоматические трансляции. Если не работает, напишите мне: ilyabirman@ilyabirman.ru.

По РСС и Джейсон-фиду трансляции для автоматических читалок

Философия

Книга Майкла Сэндела «Справедливость»: часть 1

Как вы знаете, меня волнуют вопросы этики, добра и зла и всего такого. Прочитал в этой связи книгу Майкла Сэндела «Справедливость. Как поступать правильно?».

Картинка с Озона

Майкл приводит кучу примеров разных ситуаций, в которых мнения о справедливости и людей разделяются. Интересно над ними подумать, однако сам автор часто пытается навязать свою точку зрения, которая далеко не бесспорна. Иногда там конкретная пропаганда, так что читать надо в режиме 100%-го скептицизма.

Буду постепенно делиться традиционной выпиской с собственными комментариями и рассуждениями.

Глава 1. Что значит «поступать правильно»?

Про намеренное завышение цен. После урагана:

Подрядчики предлагали домовладельцам убрать упавшие на крыши деревья по цене 23 тыс. долл. за крышу. Магазины, в которых маленькие домашние генераторы обычно стоили 250 долл., теперь беззастенчиво запрашивали за эти устройства 2000 долл. С 77-летней женщины, спасшейся от урагана вместе со своим престарелым мужем и дочерью-инвалидом, за ночь, проведённую в номере мотеля, потребовали 160 долл., тогда как обычно такой номер стоил не более 40 долл. в сутки. Завышение цен и разного рода спекуляции на человеческом несчастье вызвали гнев и возмущение жителей Флориды.

«Разного рода спекуляции» — это слова, которые должны сразу подтолкнуть читателя к выводу о том, кто плохой. Привести пример с повышением цен в момент острой потребности в чём-либо — древнейший приём мочилова свободного рынка. Мол, ага, ты умирающему от жажды в пустыне продашь бутылку воды за миллион! Это, конечно, демагогия и тупня, не имеющая отношения ни к свободному рынку, ни вообще к реальности.

Но всё же пример из книги, несмотря на некоторое сходство, более интересный, чем про воду в пустыне, потому что он как раз настоящий. Хочется с ним разобраться.

Приводится возражение некоего экономиста:

Обвинения в раздувании цен возникают в случае, когда цены существенно выше тех, к которым люди привыкли, — писал Соуэлл. — Но уровни цен, к которым вы привыкли, не являются священными с моральной точки зрения. Они — не более «особенные» или «справедливые», чем все прочие цены, которые могут породить рыночные условия, в том числе те, что были вызваны ураганом [...] В этих ценах, как объяснял Соуэлл, нет ничего несправедливого; они всего лишь отражают ценность, которую покупатели и продавцы добровольно стали придавать продуктам обмена.

Тут большинству из нас экономист кажется бесчувственным, а фраза про придаваемую ценность — издёвкой. Ёлки, чувак, да, ты прав, люди стали придавать вдесятеро большую ценность генераторам; это факт, иначе повышение цен бы просто привело к тому, что генераторы бы перестали покупать. Но возмущение-то вызывает то, что продавцы пользуются этой резко повысившейся ценностью. Людям и так несладко, а тут им ещё, может, с последними деньгами приходится расставаться.

Но в книге написано другое. Какой-то политик возражает уже этому экономисту:

Во время чрезвычайных ситуаций правительство не может посиживать на обочине, если с людей дерут непомерно большие цены за то, что они бегут, спасая свои жизни, или хотят купить основные товары для своих семей после урагана [...] Это — не нормальная ситуация свободной торговли, когда покупатели охотно и свободно решают выйти на рынок, где их встречают желающие совершать сделки продавцы, когда цена устанавливается в соответствии со спросом и предложением. Покупатели в условиях чрезвычайной ситуации действуют по принуждению.

Ситуация, конечно «не нормальная», но «действуют по принуждению» — ложь. Да, обстоятельства таковы, что людям очень сильно хочется купить генератор, намного сильнее, чем обычно. Но факт состоит в том, что нет никого, кто их бы принуждал к покупке.

Автор спрашивает:

Должно ли государство запретить раздувание цен, даже если этот запрет является вмешательством в свободу покупателей и продавцов на любые сделки, какие они хотят заключать?

Люди, называющие себя «государством», ничего не «должны», но в их руках всё оружие, поэтому они могут делать всё, что им вздумается, в том числе и запретить «раздувание» цен, по собственному разумению назначив справедливую цену. Но интересно как раз оценить такое решение с моральной точки зрения.

Если государство зафиксирует цены, это значит, что оно будет принуждать продавцов к тому, чтобы расставаться со своим товаром не на тех условиях, на которых хотят продавцы. Может, это и правильное решение с какой-нибудь точки зрения, но я хочу обратить внимание на моральную непоследовательность: люди, рассуждающие о несправедливости действия по принуждению (когда принуждения не было!) сами берутся принуждать людей к чему-то там.

О причинах массового недовольства повышением цен:

Но возмущение спекулянтами есть нечто большее, чем бессмысленный гнев. Это возмущение указывает на моральный довод, который заслуживает, чтобы к нему отнеслись серьёзно. Возмущение — гнев особого рода, который возникает, когда люди полагают, что кто-то получает то, чего не заслуживает, иными словами — это реакция на несправедливость.

Не заслуживает? Интересно! Кто именно поступил «плохо» и как он мог бы поступить?

Вот генератор, который обычно стоит 250 долларов, и вдруг стал продаваться за 2000 — за сколько его должны были продавать? Если бы владелец генераторного магазина продолжал продавать их за 250, то его генераторы бы очень быстро разобрали те, кто успели — ещё и подрались бы из-за них — и на этом история бы закончилась. Откуда бы взялись генераторы для всех остальных, кому они нужны?

Более того, по 250 долларов генераторы бы быстро разобрали не самые нуждающиеся, а самые ушлые. Ведь их тут же можно перепродать за 2000, раз уж такой оказалась реальная цена на тот момент. Вопрос: кто больше «заслуживает» большого навара — владелец генераторного магазина или вообще случайные люди, которые быстрее схватили?

С другой стороны, мгновенный рост рыночной цены до 2000 долларов — это мотив для других предпринимателей быстро организовать поставки генераторов из соседних городов. Ведь если поставить цену в 1000 долларов, их с руками оторвут, что тут же отобьёт все затраты на логистику. Через пару дней цена упадёт до 500 долларов. Цена будет быстро падать, а жители обзаведутся генераторами. Причём первыми их купят те, для кого это действительно вопрос жизни и смерти (что очень справедливо) и те, для кого две тысячи — не такие уж большие расходы (что обеспечит доставку следующих, более дешёвых генераторов). А кто-то решит, что обойдётся без генератора, и переедет на несколько дней к родственникам пожить.

Но ведь «несправедливо», что те, кто не могут себе позволить 2000 долларов, будут жить несколько дней без электричества?

Любой, кто так считает, включая того политика, имеет полное право скинуться кому угодно на генератор!

И владелец генераторного магазина тоже имеет право принять участие в распределении генераторов по другим, не чисто рыночным принципам. Например, провести лотерею. Или лично выбрать самых нуждающихся и продать им по 250 долларов, а остальных оставить без генератора. Или продать несколько генераторов по 250 своим близким и друзьям, а остальные продавать уже по рыночной цене. Или сделать что угодно ещё. Но продавать всем за 250 как ни в чём не бывало будет очень глупо исходя из всего, что я уже написал выше. Продавцу придётся что-то придумать, это будет непросто.

Но принуждать продавца к тому, чтобы продавать генераторы на условиях, которые не устраивают продавца — это с моральной точки зрения то же самое, что просто отобрать у него генераторы и раздать людям.

Если спросить меня, то хоть мне и грустно за тех, кто не может себе позволить генератор в чрезвычайной ситуации, но я, например, не готов переводить собственные деньги на их нужды. Поэтому я не считаю себя вправе говорить, что продавец генераторов вдруг «должен» жертвовать своими интересами ради них.

См. также: Добро за чужой счёт.

Тут я хочу рассказать о похожей реальной истории, о которой знаю я. Несколько лет назад над Челябинском взорвался метеорит. Взрыв выбил много окон. Легко предположить, что производители окон озолотились в последующие дни: они могли бы поднять цены и воспользоваться возросшим спросом! Нет; на самом деле к оконщикам понабежали «просители»: школы и больницы стали требовать замен не просто по обычным ценам, а с большой скидкой, в долг или вовсе бесплатно. «Денег нет, дети мёрзнут! Войдите в положение!»

Так что вполне может быть, что магазины, которые «беззастенчиво запрашивали за эти устройства 2000 долл.», на самом деле вовсе не гребли бабло лопатой, а просто пытались хоть как-то не разориться в ситуации полной жопы.

Продолжение следует.

 10 комментариев    1741   17 сентября   книги   общество   философия

Добро за чужой счёт

Есть люди, которые очень любят рассуждать о судьбах обездоленных, что им надо помогать, давать разнообразные льготы, предоставлять необходимое. С такими взглядами трудно не согласиться, и это не фигура речи: если высказать несогласие, тебя сразу закидают камнями и запишут в фашисты: «ты что, хочешь, чтобы те, кому повезло меньше, чем тебе, умерли от голода и болезней?» Нет, не хочу, но спасибо, что спросил.

Чтобы оценить моральное право на такие рассуждения, достаточно спросить у крикуна, за чей счёт банкет. Самое простое — это когда человек предлагает отобрать деньги у одних, чтобы дать другим. Тут мудака вычислить несложно. Но иногда и речь не о деньгах, и сама схема не совсем на поверхности.

Есть, например, такая фигня, как «позитивная дискриминация» — когда для того, чтобы восстановить справедливость, дискриминируемым ранее меньшинствам предоставляются, наоборот, привилегии. Скажем, в Штатах была (а, может, и до сих пор где-то есть) практика предоставления темнокожим льгот при поступлении в университет: белым чуть повышают, а темнокожим чуть понижают проходной балл. Не оскорбляет ли темнокожих само это правило — вопрос довольно сложный, и тут точно не мне судить.

Но вот рассмотрим белую девушку, которой не хватило капельки для поступления, когда темнокожего взяли с худшим баллом. Это реальная история, но подробности сейчас неважны. Важно, что это было сделано по внутренним правилам университета. На её претензии университет ответил, что его миссия — повышение расового разнообразия среди специалистов. Миссия благородная, но при чём тут она? Она такой миссии себе не брала.

Руководство университета могло бы, скажем, нанять преподавателей и бесплатно готовить к поступлению тех, кто в силу исторической несправедливости имели меньше возможностей получить хорошее школьное образование. Такое решение можно было бы только приветствовать. Но что делает университет? Он просто решает не взять девушку, чтобы взять кого-то ещё. Получается, свою высокую «миссию» университет реализует не за свой счёт, а за счёт этой девушки.

Понятно, что университет вообще никому из студентов априори ничего не должен и может брать кого угодно вообще по любым правилам. То, что университет вправе так сделать, понятно. Но мы судим о благородстве других, видя, на какие жертвы они идут ради своей цели. Если пожарный, рискуя собственной жизнью, спасает ребёнка, мы им восхищаемся. Но руководителя пожарной бригады, который отдаёт приказ идти спасать ребёнка, мы героем не считаем. А тут университет хочет выглядеть благородно, не неся вообще никаких затрат и перекладывая последствия своего выбора на другого человека.

Когда кто-то заявляет благородную цель («Мы должны остановить войну!»), следите внимательно за тем, сам ли заявитель будет её реализовывать, или эта честь будет предоставлена кому-то другому, чьего мнения не спросят.

 8 комментариев    1579   2018   общество   философия

Лорел

Лучше поздно, чем никогда.

Есть такая штука, где кто-то слышит «Лорел», а кто-то — «Енни»:

Те, кто слышал «Лорел», не представляют, как можно услышать «Енни»; те, кто слышат «Енни», не представляют, как можно услышать «Лорел». Типа это иллюстрирует какие мы разные и как на некоторые вопросы нет правильного ответа. Обожаю такую тупую философию! Знаю, многие из вас тоже верят, что каждый «по своему» прав и не надо делить всё на чёрное и белое. Бла-бла.

В жизни обычно всё-таки кто-то прав, а кто-то — ошибается.

Правильно слышат те, кто слышат «Лорел», потому что в исходном аудио произнесено именно это слово.

Распространён миф, что если ты слышишь «Лорел», то ты старый: типа, «Енни» звучит где-то в верхних частотах, которые люди с возрастом слышат хуже. То есть типа если у тебя слух не очень, то ты слышишь «Лорел». На самом деле, намного важнее не то, что ты слышишь, а что именно играет. На нормальной аппаратуре все слышат «Лорел» независимо от возраста. Чтобы услышать «Енни» нужно довольно радикально отрезать низкие частоты. Это-то и объясняет, почему много молодёжи слышит «Янни»: они слушают всё через динамики дешёвых телефонов, которые не играют низкие. Но даже при этом то, что остаётся сверху, очень отдалённо напоминает произносимое человеком «Енни».

Пользуйтесь нормальной техникой, короче, и не ведитесь на релятивизм.

 19 комментариев    2600   2018   философия
 нет комментариев    726   2018   видеоблог   жизнь   философия

Жизнь в противоречии

Люди читают заметку про стрелки, и им в голову приходят верные мысли:

  1. Плохо указывать другим, как им жить.
  2. Люди имеют право делать с собой, что хотят.

Любопытно, что мысли эти приходят людям в голову безотносительно того, что написано в заметке, ведь:

  1. Я никому не указываю, как жить.
  2. Я не пытаюсь ограничивать ничьих прав.

После этого люди:

  1. Указывают мне как жить («лучше бы вы не рассуждали на темы, в которых не разбираетесь!»).
  2. Пытаются ограничить мои права («какое право вы имеете!»).

То есть люди делают то, что плохо по их же собственным представлениям. Они обвиняют меня в том, чего я не делал, и в этот момент делают это сами. Я уж молчу о том, что несколько человек вообще пришли оскорблениями рассказывать мне о том, что я-де плохо воспитан.

И ничего, им нормально!

 9 комментариев    11   2017   жизнь   общество   философия

Что почитать на выходных — 159

Вот:

  1. Сорок правил философии ответственности. «Если человек скучает, это значит, что не все его потребности удовлетворены». «Трудно быть взрослым и понимать, что ты — сам по себе, один как перст». «Мораль — это костыли, которые помогают ходить больным и мешают передвигаться здоровым». Очень важно, всё по делу, за исключением некоторых странноватых аналогий.
  2. Появление транспортных схем. Саша Караваев, с которым мы делали челябинскую схему, и который теперь работает над московской, нарыл несколько фактов, о которых я понятия не имел.
 9   2017   философия   чтиво

Сила

Эта заметка про силу.

Иногда молодой приличный дизайнер спрашивает: как убедить коллег не воровать картинки, не закрывать сайт банером, не спамить? Он верит, что так правильно.

Но на другой стороне ринга — Гугль-аналитика, которая, например, говорит, что спам повышает продажи. Дизайнер хочет, чтобы его вооружили другой аналитикой, которая докажет: делать правильно — выгодно. И когда такой аналитики нет, его коллеги с менее высокими идеалами торжествуют.

Некоторые в этом месте ломаются, перестают бороться за правильное и становятся рабами цифр.

Но крутые ребята делают правильно не потому, что к этому подталкивают цифры, а потому, что хотят делать правильно.

Владелец ресторана может открыть второй в другом месте. Может поменять шеф-повара. Может дать рекламу на «Русском радио». Может понизить зарплаты. Может набить почтовые ящики скидочными купонами. Как тому, кого волнует качество, убедить коллег, что стоит готовить вкусно и из нормальных продуктов?

Да никак! К измеримому успеху ведут разные пути. Можно делать фигню и быть чемпионом. Просто нет смысла сотрудничать с теми, кто хочет обобрать посетителей, накормив говном. Крутые ребята ведут дела с единомышленниками.

Но деньги — мера пользы. Если действовать в соответствии со своим «правильно», никак не сверяясь с действительностью, долго не протянешь.

Поэтому крутые предприниматели популяризуют своё «правильно»: объясняют подход, распространяют идеи, прививают вкус. И если они делают всё хорошо, в результате это и начинает приносить деньги.

Элон Маск недавно презентовал свой план колонизации Марса. Там он поделился страхом: если он погибнет, инвесторы его компании погонятся за краткосрочной прибылью, вместо того, чтобы продолжить работать над покорением Марса. Работа Маска состоит не в том, чтобы найти, на чём сейчас можно заработать. Его работа — устроить всё таким образом, чтобы заработать именно на том, что он считает правильным сам. Потому что деньги — топливо, без них не сделать.

Пять лет назад приличные компании писали ужасный текст. Маркетологи прикрывались графиками и таблицами и спрашивали: где доказательство, что инфостиль повышает продажи? Максим Ильяхов не стал играть по их правилам. Он запустил Главред, открыл Школу редакторов, издал книгу. Он придумал, как зарабатывать на том, что считает правильным сам. И сейчас появляется слой людей, для которых писать «продающую» брехню — стыдно. Читатели тоже помаленьку начинают замечать разницу.

Десять лет назад мало кого волновала пешеходная инфраструктура и развитие общественного транспорта. Выступая за расширение дорог и строительство развязок, вполне можно было получить поддержку. А предлагать обратное было невероятно рискованно. Но Максим Кац знал, что дороги нужно сужать. И стал планомерно доносить эту идею до людей — через блог, лекции и книги. Он придумал, как получить поддержку в том, что считает правильным сам. И сегодня в Москве уже многим очевидно, что он был прав.

Всё это не значит, что на аналитику не нужно смотреть. Нужно, ещё как. Но аналитика нужна не для того, чтобы выбирать курс, а для того, чтобы максимально эффективно следовать уже выбранному. Только слабый смотрит на цифры и подстраивает дело под них. Сильный — направляет цифры на дело.

Короче: знаешь, как правильно — не давай цифрам встать на пути.

 199   2016   управление собой   философия

Кого убить беспилотной машине: справедливость

Я рассказал, что автопилоты в машинах будет всеми силами стараться спасти жизнь хозяину, даже если он в машине один и вот-вот собьёт четверых детей.

Но предположим, что вы считаете это «несправедливым», что бы это ни значило. Может, у водителя вообще рак, и он вот-вот и так умрёт, а четверо детей — вундеркинды, перебегающие дорогу на олимпиаду? Жалко очень их будет. Кажется, жалко будет достаточно многим. Может быть, даже самому водителю.

После пары таких ситуаций кто-то из производителей машин добавит «режим Иисуса». Хозяин по собственной инициативе сможет настроить приоритеты для робота: «если я в машине один, но вот-вот собью больше N детей, то пытаться спасти детей в первую очередь». И ещё будет чекбокс «но только если они переходят в разрешённом месте».

Те, у кого режим Иисуса, автоматически получат в Фейсбуке беджик, чтобы все видели, какие они молодцы (например, потому что Цукерберг решит, что это хорошо). А потом «Лавка-лавка» поддержит таких людей и сделает им скидку. А потом страховая посчитает, что с людьми без беджика выше риски, и повысит им тарифы. Найдутся и активисты, которые будут призывать к такому. Будут в Тиндере у себя писать: «Веган. Езжу в режиме Иисуса.».

Или нет. Так или иначе, если государство не будет лезть и пытаться нажиться на этой теме, то экономика ровно в той степени, в которой общество одобрит такое поведение, накажет тех, кто ему не следует.

 24   2016   автомобиль   дороги   жизнь   философия   экономика

Кого убить беспилотной машине

У Варламова в блоге вопрос: кого убить беспилотной машине, если спасти всех невозможно — водителя с пассажирами или выбежавшего на дорогу ребёнка.

А теперь представьте, что за рулём будет робот. Точнее, за рулём вообще никто не будет сидеть, а управлять машиной будет автопилот. В отличие от человека, компьютер быстро просчитает все риски. Далее перед компьютером станет выбор, кого убить. Человека, который нарушил правила, или 4 человек, которые ни в чём не виноваты.

Зачем-то предлагается делать «моральный выбор» в отрыве от объективной реальности. Сложность выбора ещё и «усилена» за счёт того, что в машине едут четверо, а ребёнок один. А что изменится, если в машине один водитель, и он вот-вот собьёт четверых детей?

В совершенно любом случае робот должен делать всё, чтобы спасти хозяина. Говорить, что «правильно» было бы спасти детей — это такая же глупость, как говорить, что социализм «правильнее» капитализма. Это антинаучная фантазия, а экономика — одна.

Если машина будет в каких-то случаях принимать решение об убийстве своего хозяина, её не купят.

Продолжение

 8   2016   автомобиль   дороги   жизнь   философия
Ранее Ctrl + ↓