Подписка на блог

В Телеграме помимо ссылок на заметки делюсь околодизайнерскими наблюдениями.

В Твиттере помимо ссылок на заметки пишу всякую чушь.

В Тумблере и Же-же есть автоматические трансляции. Если не работает, напишите мне: ilyabirman@ilyabirman.ru.

По РСС и Джейсон-фиду трансляции для автоматических читалок

Политика

Сто лет одиночества: либералы, консерваторы и честные выборы

Как прошли выборы в городке Макондо:

Либералы готовились развязать войну. Поскольку в ту пору Аурелиано имел весьма туманное представление о консерваторах и либералах, тесть простыми словами изложил ему, в чём состоит разница между этими партиями. Либералы, говорил он, — это фасоны, скверные люди, они стоят за то, чтобы отправить священников на виселицу, ввести гражданский брак и развод, признать равенство прав законнорожденных и незаконнорожденных детей и, низложив верховное правительство, раздробить страну — объявить её федерацией. В противоположность им консерваторы — это те, кто получил бразды правления непосредственно от самого Господа Бога, кто ратует за устойчивый общественный порядок и семейную мораль, защищает Христа, основы власти и не хочет допустить, чтобы страна была раскромсана. Из чувства человечности Аурелиано симпатизировал либералам во всем, что касалось прав незаконнорожденных детей, но не мог понять, зачем нужно впадать в крайности и развязывать войну из-за чего-то такого, что нельзя потрогать руками. Ему показалось чрезмерным усердие тестя, затребовавшего на время выборов в лишенных всяких политических страстей городок шесть вооруженных винтовками солдат с сержантом во главе. Солдаты не только прибыли, но обошли все дома и конфисковали охотничьи ружья, мачете и даже кухонные ножи, а затем раздали мужчинам старше двадцати одного года голубые листки с именами кандидатов консерваторов и розовые — с именами кандидатов либералов. В субботу, накануне выборов, дон Аполинар Москоте лично огласил декрет, запрещавший, начиная с полуночи и в течение сорока восьми часов, торговать спиртными напитками и собираться группами числом более трех человек, если это не члены одной семьи. Выборы прошли спокойно. В воскресенье, в восемь часов утра, на площади была установлена деревянная урна под охраной шести солдат. Голосование было совершенно свободным, в чем Аурелиано мог убедиться сам — почти весь день он простоял рядом с тестем, следя, чтобы никто не проголосовал больше одного раза. В четыре часа дня барабанная дробь возвестила о конце голосования, и дон Аполинар Москоте опечатал урну ярлыком со своей подписью. Вечером, сидя за партией в домино с Аурелиано, он приказал сержанту сорвать ярлык и подсчитать голоса. Розовых бумажек было почти столько же, сколько голубых, но сержант оставил только десять розовых и пополнил недостачу голубыми. Потом урну опечатали новым ярлыком, а на следующий день чуть свет отвезли в главный город провинции.

«Либералы начнут войну», — сказал Аурелиано. Дон Аполинар даже не поднял взгляда от своих фишек. «Если ты думаешь, что из-за подмены бюллетеней, то нет, — возразил он. — Ведь немного розовых в урне осталось, чтобы они не смогли жаловаться». Аурелиано уяснил себе все невыгоды положения оппозиции. «Если бы я бы либералом, — заметил он, — я бы начал войну из-за этой истории с бумажками». Тесть поглядел на него поверх очков.

Габриэль Гарсиа Маркес. Сто лет одиночества

2016   книги   литература   общество   политика   цитаты

Третья волна и Сингапурская история

Послушал сокращённые аудиокнижки «Третья волна» и «Сингапурская история» на «Смартридинге» (Михаил Иванов дал бесплатный доступ).

Коэффициент воды даже в кратком изложении «Третьей волны» весьма велик — что же там в оригинале? Хотя, может, там как раз наоборот всё круто (этого я никогда не узнаю). Автор разделяет историю человечества на эпохи и описывает ключевые их особенности. Он считает, что эпох три, зачем-то называет их «волнами», и говорит, что вот началась третья. Там много любопытных наблюдений и предсказаний, особенно в том, что касается семьи и работы в будущем. Если бы не пурга про волны, было бы совсем хорошо.

«Сингапурская история» любопытна с точки зрения понимания роли правителя в жизни людей. С одной стороны, какая бы жопа ни была, хорошее управление может привести к невероятному успеху. С другой, секрет этого успеха — в жёстком авторитарном контроле. Непонятно, какая польза миру от этого опыта. Верховным правителем Сингапура оказался человек с желанием сделать хорошо не себе, а вообще. Но эту систему нельзя скопировать: вероятность появления у руля такого человека пренебрежимо мала.

2015  

Иллюзия государственной защиты

Предлагаю вашему вниманию свой перевод (не дословный) статьи Стефана Молинье «Иллюзия государственной защиты» (Fantasy of Government Protection). На мой взгляд, развенчание мифа о государстве как механизме защиты людей — важный шаг к личной свободе, поэтому я хотел бы попросить всех вас поделиться этим со знакомыми.

Недавно обедал с коллегой, бывшим военным, и разговор зашёл о политике [...] Он сказал, что уважает Пола Мартина, бывшего премьер-министра Канады, за то что тот продвинулся в борьбе с дефицитом бюджета в 90-е: «Мне полегчало, ведь наши учения тогда дни были посвящены сдерживанию гражданского протеста».

Я удивился, несмотря на то, что двадцать лет изучал государство как явление. Я спросил, что он имел в виду. Он сказал, что правительство готовилось к протестам: «Власть была уверена, что деньги кончатся, и хотела, чтобы мы были готовы к возмущениям».

Меня это впечатлило и открыло мне глаза. Канадское правительство пыталось разделаться с долгами, но одновременно готовило солдат стрелять в канадцев, на случай, если не выйдет. Или если выйдет, но канадцам не понравится результат. Например, если придётся отказаться от социальных пособий или пенсий [...]

Это, конечно, было вполне ожидаемо. Государства защищают собственные интересы, а не интересы граждан. Но любопытно, что несмотря на все свидетельства 20 века, люди всё ещё верят, что государства существуют для их защиты. [...] Давайте взглянем на исторические примеры. [...]

Главная опасность для граждан — это война. Войну всегда начинают представители государства. Но они говорят, что защищают граждан от агрессии других государств. То есть другие государства плохие, и поэтому война неизбежна. А наше собственное государство должно нас частично поработить, чтобы защитить от неизбежных войн.

Тогда с повышением безопасности определённой страны, её армия должна пропорционально сокращаться. Например, после развала Советского Союза, военные бюджеты США и НАТО должны были радикально уменьшиться. Более того, страна вроде Швейцарии, находящаяся посреди Европы, должна тратить на армию намного больше в пересчёте на жителя, чем Америка, окружённая океанами по бокам и дружественными соседями с юга и севера. [...]

Каких правителей, на ваш взгляд, люди боятся больше всего? Собственных или другого государства? [...] Давайте спросим американца: «Вы больше боитесь иностранного вторжения или того факта, что если вы не отдадите половину своих доходов в виде налога, ваше правительство посадит вас в тюрьму?». [...]

Предлагаю также сравнить гражданские свободы до и после проявления внешней угрозы. Ведь если доктор говорит, что лечит вас, чтобы вам стало лучше, можно проверить это так же задавшись вопросом: стало ли вам после лечения лучше или хуже. И если обнаружится, что после каждого «лечения» ваше здоровье ухудшается (а доходы доктора возрастают), то скептицизм в отношении его заявления об опыте и благих намерениях вполне правомерен. Государства, говорящие о защите свободы граждан, в результате такой защиты не должны лишать свободы. Тем не менее, ни одна война в истории не привела к увеличению свобод. Не было даже случая, чтобы они остались на прежнем уровне. Всегда, когда заявления о государственной добродетели можно проверить эмпирически, они оказываются ложными.

Правда в том, что угрозу для нашей жизни и собственности представляют не иностранные государства, а наше собственное. Государство, которое говорит, что оно необходимо хотя бы для защиты от врагов, похоже на мафиози, который требует отдавать ему половину доходов, чтобы он защищал от другого мафиози. Могу ли я купить пистолет и испытать судьбу самостоятельно? Могу ли я нанять частных охранников для защиты своей собственности? Нет, конечно. Так кто пугает нас больше: местная банда головорезов или какая-то парагвайская, которую мы никогда не видели, но про которую местная говорит, что она хочет нас захватить? [...]

Даже самое поверхностное изучения истории говорит, что нет никакой корреляции между безопасностью страны и её военными расходами. А значит и причинно-следственной связи нет. Стало быть, армии нужны не для защиты граждан от внешних врагов, а для чего-то ещё.

А как быть с мусульманской угрозой? Это тоже интересно. Если наши государства существуют для защиты нас от других государств, они не должны продавать им оружие, так? Если полицейский говорит, что его задача — защищать нас от преступников, то ему стоит воздержаться от их вооружения, так? Врач не может сначала заражать людей, а потом говорить, что вполне справедливо зарабатывает на их лечении. Наши лидеры не могут за наш счёт вооружать другие государства, одновременно заявляя, что они отбирают у нас деньги, потому что другие государства опасны. Так что если американское правительство отдало наши налоговые деньги или созданное на них оружие, скажем, Ираку или Саудовской Аравии, то оно не может требовать от нас ещё денег, говоря, что нам угрожает любая из этих стран. [...]

На это обычно возражают тем, что только некоторые другие государства представляют опасность. То есть наши лидеры знают, насколько опасны какие государства, и насколько они будут опасны в будущем, и вооружают только хороших. Но в реальности они постоянно вооружают именно тех, кого потом объявляют врагами. [...]

Есть ещё один аргумент, который нужно рассмотреть, если мы говорим о защите государством своих граждан: ценят ли правители безопасность своих граждан больше, чем эти граждане ценят собственную безопасность.

Никто из нас не хочет умереть или оказаться рабом. Мы примем любые необходимые меры для защиты своей жизни и собственности. Если кто-то требует, чтобы мы делегировали ему эту ответственность, то это было бы рационально с нашей стороны только если он печётся о нашей жизни и собственности больше нас самих.

Если лидеру нашей страны наша жизнь дороже, чем нам; дорога так, как многим родителям дорога жизнь их детей, то, очевидно, он будет первым, кто пожертвует собственной жизнью ради нас во время войны, как родитель сделал бы для ребёнка. В политике и на войне так не бывает, лидеры никогда не умирают первыми на поле боя.

Если лидера беспокоит наша безопасность больше нас самих, вряд ли личная угроза заставила бы его отказаться от ведения войны. [...] С момента обретения государствами ядерного оружия, ни одна ядерная держава не объявляла войны другой. Что изменилось? Количество потенциальных смертей? Нет, конечно: в Первую и Вторую мировую войну были убиты десятки миллионов. [...] Единственное существенное отличие между традиционным оружием и ядерным оружием состоит в том, что ядерное оружие представляет угрозу для политических лидеров. Они, их семьи и друзья могут быть убиты. Ядерное оружие — угроза для правящего класса. Конечно, это касается и другого оружия массового поражения, именно поэтому правители говорят о нём с таким ужасом.

Как только собственная жизнь и интересы лидера оказываются под угрозой в случае войны, он чудесным образом решает воздержаться от её объявления. [...]

Итак, идея, что государства существуют для защиты граждан — полный бред, и пока мы верим в это, мы в опасности. Государства используют любое оправдание для применения силы к нам, и «национальная безопасность» — одно из самых опасных. [...] Пока мы жертвуем свободой ради безопасности, государства будут продолжать создавать для нас угрозы, чтобы сильнее поработить нас, «защищая» от насилия, которое сами же и порождают.

2015  

Разделение властей

Одна из вещей, которая меня смущала на школьных уроках обществознания (или чего там было) — это тема про разделение властей. Нам говорили, что типа некруто сосредотачивать власть в руках одних людей, потому что они будут ею злоупотреблять, и поэтому придумано разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную.

В школе я не понимал, как именно возразить, но ощущение, что это шляпа, было уже тогда. Непонятно, почему разделение должно остановить злоупотребление. Это же всё равно одни и те же ребята, мало ли, как они там разделились, что им мешает договориться и злоупотреблять властью до посинения? Сейчас вот я думаю, блин, почему кто-то вообще говорит всю эту хрень на полном серьёзе?

Есть куча ребят со склонностью к злоупотреблению властью. Ну или, по крайней мере, с серьёзными мотивами для этого (получают кучу материальных бенефитов от злоупотреблений). И вот, они делятся на три кучки. Одни пишут законы, другие исполняют, а третьи судят. Причём те, которые исполняют, — это не те же самые, что граждане, которые тоже исполняют, они ещё и подписывают законы, которые исполняют, и назначают тех, которые судят. А тех, которые пишут законы, выбирают люди, но законы, по которым их выбирают, пишут они же сами, причём подписывают их те, кто исполняет. А ещё те, кто исполняет, назначают тех, кто решает, кого именно люди выбрали писать законы.

Waaat? — сказал бы инопланетянин, прилетевший на эту планету, и слушающий рассказы о том, как тут всё устроено, — Да вы больные!

Учитель обществознания твердит, что все эти сложности обеспечивают тонкий баланс, при котором всё становится хорошо и справедливо. Так весь этот «баланс» внутри кучи уродов, склонных к злоупотреблению властью! Какая разница, что там внутри? Да вообще никакой! Как-нибудь уж договорятся друг с другом.

Вот есть, например, кучка бандитов, и они говорят остальным: мы хорошие, потому что мы разделились на три кучки и настроили тонкую систему сдержек и противовесов. Ты спрашиваешь: а я в этой системе где? Они говорят: нигде. Так что же вас, ребята, сдерживает от того, чтобы меня убить или ограбить? Какой противовес этому есть? Нафига вы мне вешаете про своё разделение, почему не сказать прямо: кошелёк или жизнь? (А потому что тогда слишком многие начнут сопротивляться.)

Разделение властей — хрень на постном масле, не ведитесь.

2014   общество   политика   философия   шляпа

Что почитать на выходных — 102

Вот:

  1. Выключка по центру: примеры, ошибки, как сделать. Игорь Штанг продолжает серию.
  2. Больше панка, меньше ада — как анархисты и комики 
вывели из кризиса исландскую столицу. Непонятно всё же, как вывели, но клёво.
  3. «Theater» vs. «Theatre»: The Great New York Times Language Swap. Оказывается, theater — исконно-английское написание, которое было вытеснено вариантом theatre в 18-м веке.
  4. Designers Who Don’t Talk Like Designers Get Hired.
  5. Критерии качества информационной статьи. Максим Ильяхов
  6. Рассказ о себе. Максим Ильяхов
  7. A Candid Look at Unread’s First Year. Широко обсуждавшаяся статья Джареда Синклера о том, что написать очень клёвое приложение и получить хорошие отзывы топовых блогеров — не гарантия успеха.

Элемент национальной продовольственно-психологический безопасности

Вчерашний Радзиховский на «Эхе» был хорош. Про приговор по «Болотному делу»:

Было бы странно, ведя войну с фашизмом на Украине, не давать сроки антифашистам в Москве.

Про депутата Фёдорова, предложившего лишить Макаревича госнаград

У него же драматическая ситуация, он рассказывал, что его мысли контролирует госдеп США, и он борется в своей голове с этими мыслями. Это одна из его известных идей. По всей видимости, он мог бы внести закон о борьбе с мыслепреступлениями. Начиная с его головы и в других головах тоже. То есть он рассказывал, что госдеп каким-то образом проник в его сознание и контролирует его мысли, даёт ему неправильные сигналы. Таким образом, я думаю, что депутату Фёдорову надо разобраться, идея отнять орден у Макаревича — это идея госдепа, которую внушил в его голову госдеп, или это, наоборот, идея ФСБ, которую в его голове внушила ФСБ. Или это какой-то третий источник.

Про санкции:

По продуктам это вещь необходимая. Вы знаете, что провели анализ итальянских сыров, там вмонтированы чипы ЦРУшные, и когда вы едите сыр, эти чипы попадают вам в мозг, и вы оказываетесь в положении Фёдорова. Через эти чипы вам внушают ненависть ко всему русскому, нелюбовь к Путину, русофобию. Но дело в том, что это не в каждом итальянском сыре, не в каждой партии. Поэтому сначала думали провести химический анализ сыров, но потом решили, что это будет слишком дорого, повысит стоимость сыров для покупателей. Ведь стоимость анализа придется оплачивать покупателям. Стоимость работы лаборатории. И поэтому решили, чтобы не разорять покупателей, сыры не продавать. А вся эта история, просто о ней не рассказывают, потому что не хотят портить отношения с Америкой. Но я уже выдал вам государственный секрет. Про сыры известно, про колбасы, там тоже есть чипы. Так что это просто элемент национальной продовольственно-психологический безопасности.

Про НАТО:

60% торгового оборота РФ приходится на страны НАТО. [Эта ситуация] парадоксальна для российских зрителей телевидения, которым внушили, что НАТО представляет для них какую-то опасность. Между тем они живут конкретно с тех денег, которые они получают из НАТО, 60% внешней торговли со странами НАТО. Так что мы живем даже не на нефтедоллары, а на НАТО-доллары. А натовская военная машина заправляется российским бензином. И в этом для РФ ничего плохого кроме хорошего нет. Потому что за 23 года с 1991 года ни одной военной угрозы прямой или косвенной со стороны НАТО против России не было. Ни разу. За это время, между прочим, прошла приватизация нефтегазовых отраслей. К которой не были допущены западные компании. НАТО это преспокойно съело. И много чего другого произошло, но ни разу НАТО никаких агрессивных намерений в отношении России не проявляло. Но чем меньше оно проявляло агрессивных намерений, тем больше рассказ об этих намерениях внедрялся в голову российского зрителя. Слушателя. Поэтому такая простая мысль, что, в сущности, есть симбиоз между военной машиной НАТО и российской экономикой, и мы получаем деньги за то, что заправляем натовские ракеты. Эта мысль самоочевидная, разумная, простая. Для российского слушателя и зрителя звучит как некоторый парадокс. Хотя на самом деле никакого парадокса нет. Они нам не угрожают, мы им продаем. Всё хорошо.

За полгода фактической войны на Украине агрессивный блок НАТО полностью раскрыл свою агрессивную сущность, он не помог Украине фактически ничем. На такое способны только крайние агрессоры. Ведь это же подлость. Они заманивают нас, они нас туда заманивают под видом, что они не влезают, что они такие мягкие, пушистые. Классическая обманная военная тактика. Менее умные зрители, чем в России, могли бы задать себе глупый вопрос: если агрессивный блок за полгода фактически ничем Украине в войне не помогает, то настолько ли он агрессивен? Но наш народ действительно умный, креативный и поэтому подобных дурацких вопросов он себе не задаёт. Потому что он знает на них ответ. Этот блок агрессивный, потому что он НАТО. Всё.

2014   политика   цитаты   Эхо Москвы

Зачем беречь чувства верующих

Роман Парпалак цитирует текст инициативы о введении религиозного налога:

Предлагаю установить религиозный налог не менее 1000 руб в год. Платится ежегодно, если у человека нет справки об оплате религиозного налога за текущий год, то такой человек признаётся не верующим и человек не может рассчитывать на религиозную защиту со стороны государства.

Авторы пытаются посмеяться над верующими, которые ни при чём.

Если бы инициатива о защите чувств верующих исходила от самих верующих, то такая защита оказалась бы просто некоей услугой, в потреблении которой заинтересованы верующие. В этом случае верующие сами были бы рады за неё платить. Но оплату нужных тебе услуг не придёт в голову назвать налогом. С тем же успехом можно сказать, что я плачу «налог на интернет», потому что пользуюсь им, а те, кто не пользуются, не платят.

Налоги — это насильственный отъём денег у людей за услуги, которые им не нужны. Нужные услуги человек оплачивает добровольно.

Кто заинтересован в защите чувств верующих через государственный аппарат в виде судов? Конечно же, представители государства. Как мне представляется, верующие не склонны задавать вопросы, подвергать услышанное сомнению и критическому анализу, и те же качества требуются от избирателя. Представители государства с удовольствием окружают верующих такой вот «заботой» и «поддержкой», чтобы верующие думали, что у них с представителями государства общие интересы и убеждения. На самом же деле, представители государства видали верующих в гробу и просто цинично используют их слабости в собственных целях.

Не удивлюсь, если религиозный налог когда-нибудь введут, но платить его, конечно же, будут все. Хотя нет, верующих как раз могут от него освободить. Всё это имеет ясный смысл, если понимаешь, в чьих интересах он может быть введён.

2014   общество   политика   экономика

Стефан Молинье про биткоин и власть

Я всё думал написать заметку о том, как биткоин заставляет изучать экономику, историю, философию; переосмысливать роль государства, законов и человеческих отношений, понимать, как на самом деле устроен мир, и вообще полностью переворачивает мозг.

Но тут прекрасный Стефан Молинье дал мощный спич в Амстердаме:

Если вы ещё не, то, правда, очень пора врубаться.

2014   биткоин   видео   общество   политика

Что почитать на выходных — 91

  1. Tools For Treason. Об основополагающем принципе разработки будущих средств коммуникации: «The founding principle of our tools for communication cannot be the establishment of trust, but the impossibility of trust». А так же: «If it isn’t illegal, it isn’t strong enough».
  2. Political Views. Марко Армент комментирует ситуацию вокруг гомофобного гендиректора Мозиллы.
  3. Что и говорить. Про переговорщика Моти Кристала: «Вперед, обращайтесь к моим конкурентам, но только помните, что в следующий раз, когда вы придете ко мне, я назову вам цену на 50% больше».
  4. Memories of Steve. Дон Мелтон опубликовал воспоминания о работе со Стивом Джобсом.
  5. Sharpening With Blur. Удивительный способ сделать фотографию резче.
  6. UI Design Dos and Dont’s. Интерфейсные гайдлайны Ай-ОСа в кратком изложении.
Ранее Ctrl + ↓