Подписка на блог

В Телеграме помимо ссылок на заметки делюсь околодизайнерскими наблюдениями.

В Твиттере помимо ссылок на заметки пишу всякую чушь.

В Тумблере и Же-же есть автоматические трансляции. Если не работает, напишите мне: ilyabirman@ilyabirman.ru.

По РСС и Джейсон-фиду трансляции для автоматических читалок

Финский и венгерский

Это глубоко антинаучная заметка, содержащая, наверняка, море ошибок.

Когда знаешь английский, немного французского и несколько немецких слов, возникает ощущение, что теперь ты не пропадёшь.

Приезжаешь, скажем, в Италию, читаешь первое попавшееся объявление, и как-то само собой становится понятно, о чём речь:

Объявление в Милане

Даже когда слушаешь радио, выхватываешь отдельные понятные фразы про «чентро ди Милано», что там «трафико модерато», а «температуро — тренто кватро», и чувствуешь, что ты молодец.

В каком-нибудь Израиле слова воспринимаются как просто неведомые закорючки, мозг их фильтрует автоматом как не подлежащие расшифровке:

Ценники на иерусалимском рынке

Я пока не был в арабских странах, Китае или Японии, но ожидаю подобного эффекта и там.

В Греции мозг почти всё фильтрует, но иногда приятным сюрпризом оказываются знакомые корни типа κανoν, φαρμα или Ελλαδα.

В этом году я побывал в Финляндии, Эстонии и Венгрии и впервые столкнулся с финно-угорской группой. Она вызывает сильнейшее чувство беспомощности.

Приезжаешь в Хельсинки, а там на центральном вокзале так:

Торговый пассаж в Хельсинках

Что это? Вход? Служебный вход? Касса? Пригородные поезда? Оказывается, это торговый пассаж.

Или вот:

Магазин? Кафе? Круглосуточно? Нет, это как раз вход.

Кстати, видите, над всеми „a“ по умляуту? В финском сразу обращает на себя внимание, что буквы с умляутами встречаются в словах сразу кучами, а не по одной.

Бамбарбия. Киргуду:

Бамбарбия. Киргуду

Табличка дорожного знака:

Илопистон

Что они хотят? Что за блин илопистон? (Ответ — в конце заметки.)

Целым приключением становится поход в продуктовый. Казалось бы, зачем тут язык? Просто хватаешь, что нравится. Но когда в молочном отделе бесконечные полки завалены пачками неведомых брендов, нет никаких шансов понять, где тут творог, где йогурт, где сметана, а где масло.

Камера по-фински — камера! Ура, я понял хотя бы что-то одно, вот это подарок судьбы:

Ведётся видеонаблюдение в Хельсинках

Смотрите, в первом слове опять рассыпали точек над „a“.

Позже я вычитал, что в финском работает гармония гласных: в одном слове обычно встречаются гласные из одной группы, потому что так удобнее произносить. И если надо приделать какое-нибудь окончание хитрое, то гласные в нём тоже подстраиваются под корень, чтобы гармония не нарушалась. Это же прекрасно, правда? Биатлонистка Kaisa Mäkäräinen как бы говорит «Сама тащусь!»:

Кайса Мякяряйнен

Позже выяснилось, что с венгерским та же петрушка.

И вот ходишь ты по Хельсинкам и пытаешься читать всё подряд, потому что там латиница, и ты вроде как должен уметь её читать. И на третий день, ни разу не заглянув в словарь, ты уже вдруг понимаешь, что написано:

Северная железнодорожная улица в Хельсинках

Это ж северная железнодорожная улица! Конечно, с тем, чтобы понять, что похьёйнен — это северный, а этеляйнен — южный (понятия не имею, как правильно читается, разумеется), помогает дублирование на шведском. «Норра» ведь — это ещё куда ни шло. А то, что «раутатиекату» — это железнодорожная улица, дураку ясно, если ты уже знаешь, что «лентоасема» — это аэропорт, а «раутатиеасема» — вокзал.

А ещё морфология — крутая вещь. Можно изъясняться без предлогов (это уже эстонский):

С автобуса на такси...

Конечно, зарядившись финским и эстонским, я ехал в Венгрию, потирая руки. Думал, может, что-то, что я успел понять там, поможет тут. Но нет.

Прямо в аэропорту тебя встречает штука, где чёрным по белому написано «Даже не надейся, что ты что-то здесь поймёшь»:

Реклама в аэропорту Будапешта

В метро:

Надпись в метро Будапешта

Ведётся видеонаблюдение? Не прислоняться? Нет, пожарный гидрант.

И снова, проходит пара дней, и ты уже начинаешь понимать хоть что-то.

Объявление бомжа гласит: «Пожалуйста! Блаблабла. Спасибо!». Зацените точечки над всеми „o“ в последнем слове.

Чаще всего до смысла допираешь по контексту:

Режим работы

Невероятно, но факт: среда по-венгерски — szerda.

Вокзал по-венгерски — точно так же, как по-фински, только все слова другие: vasútállomás («вошуталломаш»). Vas — железо; út — дорога; állomás — станция. Тогда что написано на экране в автобусе, если мы точно знаем, что это не название следующей остановки?

Экран в автобусе

Очевидно, «выгалломаш» — это конечная.

Мадьяр-асфальт:

Мадьяр-асфальт

Штука, которая сразу взорвала мозг — это образование притяжательной формы. Дело в том, что во всех языках, о которых я хоть что-то знал до этого, изменялось то, к чему притяжается. Если есть я, а у меня есть айфон, то получается: мой айфон (я → мой). По-английски: my honour (I → my). По-французски: mon amour (je → mon). На латыни: mea culpa (ego → mea). Да даже по-фински хельсинский университет — это Helsingin yliopisto (Helsinki → Helsingin)!

Но не по-венгерски. В венгерском изменяется не то, к чему притяжается, а то, что притяжается. Это за гранью человеческого понимания. Если у тебя есть ferenciek (францисканцы) и tér (площадь), то Площадь Францисканцев — это Ferenciek tere («францисканцы площадь-их»).

Кийарот о фёвам тыр фели:

Выход в сторону площади Фёвам

Это выход в сторону площади фёвам («выход фёвам площадь сторона-её»). Кто такой фёвам я пока не разобрался.

Не знаю, какая тут мораль, но это всё неимоверный кайф.

Подписаться на блог
Поделиться
Отправить
Запинить

Найдите, куда слетать недорого




Пользовательский интерфейс
Электронный учебник
на русском языке

Популярное