Подписка на блог

РСС — лучше всего

Ещё есть автоматические трансляции в Тумблере и Же-же. Если что-то не работает, напишите мне: ilyabirman@ilyabirman.ru.

Экономика

Что почитать на выходных — 141

Вот:

  1. Как ценности управляют историей. Саша Волкова делится знанием про смену заряда.
  2. Should nightclubs be considered sites of high culture? Берлинский «Бергхайн» добился перехода на сниженное налогооблажение как заведение высокой культуры. Молодцы!
  3. Создание инфографики «Суша». Крутейший процесс в Студии Лебедева.
  4. Sexy Humiliatrix Makes Six Figures A Year By Insulting Men, Selling Her Hair, Urine And Feces. Люблю такие истории, прям в цвете показывают, как экономика работает. Помогает, если вдруг вам хоть на секунду кажется, что в работах Карла Маркса есть здравое зерно.

Спасибо спонсору рубрики — брокерской компании Нэттрэйдер. Чтобы сделать торговлю на бирже проще, компания разработала удобный веб-терминал, и покупать акции можно через любой браузер на Виндоусе, Линуксе и МакОСе. Потом с вложений денег на бирже государство даёт налоговый вычет, мы рассказывали как это работает в недавней рекламной заметке здесь.

2016   Бергхайн   Берлин   из Тель-Авива   чтиво   экономика

Кого убить беспилотной машине: справедливость

Я рассказал, что автопилоты в машинах будет всеми силами стараться спасти жизнь хозяину, даже если он в машине один и вот-вот собьёт четверых детей.

Но предположим, что вы считаете это «несправедливым», что бы это ни значило. Может, у водителя вообще рак, и он вот-вот и так умрёт, а четверо детей — вундеркинды, перебегающие дорогу на олимпиаду? Жалко очень их будет. Кажется, жалко будет достаточно многим. Может быть, даже самому водителю.

После пары таких ситуаций кто-то из производителей машин добавит «режим Иисуса». Хозяин по собственной инициативе сможет настроить приоритеты для робота: «если я в машине один, но вот-вот собью больше N детей, то пытаться спасти детей в первую очередь». И ещё будет чекбокс «но только если они переходят в разрешённом месте».

Те, у кого режим Иисуса, автоматически получат в Фейсбуке беджик, чтобы все видели, какие они молодцы (например, потому что Цукерберг решит, что это хорошо). А потом «Лавка-лавка» поддержит таких людей и сделает им скидку. А потом страховая посчитает, что с людьми без беджика выше риски, и повысит им тарифы. Найдутся и активисты, которые будут призывать к такому. Будут в Тиндере у себя писать: «Веган. Езжу в режиме Иисуса.».

Или нет. Так или иначе, если государство не будет лезть и пытаться нажиться на этой теме, то экономика ровно в той степени, в которой общество одобрит такое поведение, накажет тех, кто ему не следует.

2016   автомобиль   дороги   жизнь   философия   экономика

Основы экономики: виды обменных благ, имущественное право, кредит

Продолжаю пересказ книги «Человек, экономика и государство» Марри Ротбарда (Man, Economy and State; Murray Rothbard). В предыдущих сериях:

Товары и услуги, отчуждаемые и неотчуждаемые блага:

  • Мы рассматривали обмен благами на примере товаров — лошадей и рыбы. Но люди могут обмениваться и другими благами, например менять товар на услугу. Причём услуги тоже могут покупаться для прямого потребления (например, медицинская помощь или исполнение песни) или не для прямого потребления (например, труд по возделыванию почвы).
  • Даже товары в действительности ценны не сами по себе физически, а службой, которую они служат человеку. Хлеб ценен своей способностью утолить голод; дом — способностью дать крышу над головой. С этой точки зрения все блага можно рассматривать как услуги.
  • Есть блага, которые по своей природе не подлежат обмену. Например, Иван хочет, чтобы Пётр его уважал. Уважение — потребительское благо, которое нельзя приобрести за другое благо (если, конечно, нужно искреннее уважение, а не его имитация). Уважение к Ивану можно считать неотчуждаемым благом Петра.
  • Итак, обмену подлежат отчуждаемые блага — как товары, так и услуги.

Имущественное право:

  • Допустим, Иван привозит тонну пшеницы на склад Петру на хранение. Пётр отдаёт Ивану складскую расписку, которая даёт ему право требования пшеницы, когда та ему понадобится. На свободном рынке (т. е. без насилия), расписка с точки зрения обмена полностью эквивалентна пшенице, то есть Иван сможет поменять эту расписку на какое-то другое благо так же, как поменял бы пшеницу.
  • Похожий объект обмена — имущественное право. При продаже недвижимости делается письменное свидетельство о новом собственнике.

Кредит:

  • До этого мы говорили об обмене настоящих благ (то есть благ, которые можно использовать в настоящем времени). При кредитном обмене настоящее благо обменивается на будущее благо. Например, Иван хочет купить у Петра 100 кг хлопка. Взамен Иван предлагает Петру право требования 110 кг хлопка через год.
  • Можно сказать, что цена 1 килограмма настоящего хлопка — 1,1 кг хлопка-через-год. При таком обмене цена определяется точно так же, как в любом другом случае — исходя из индивидуальных шкал ценностей участников обмена и спроса-предложения на рынке.
  • Любой человек предпочтёт настоящее благо будущему (то есть любое конкретное количество любого конкретного блага сейчас лучше, чем потом). При этом степень предпочтительности настоящего будущему у каждого своя. Эти предпочтения влияют на цену кредита.
  • Получатель настоящего блага (дебитор) всегда должен будет заплатить больше получателю права требования в будущем (кредитору), потому что фиксированное количество блага в настоящем стоит больше, чем в будущем. Кредитор предоставляет дебитору услугу использования блага сейчас, а дебитор оплачивает эту услугу тем, что отдаёт большее количество блага потом.
  • Когда право требования по кредиту вступает в силу, кредитор получает само благо, и на этом это право требования прекращается. Однако пока право существует, его можно обменивать на другие блага. Например, кредитор Пётр может продать Фёдору своё право требования с Ивана 110 кг хлопка в будущем. Обмен права требования по кредиту на другое благо не является кредитным обменом.
  • Таким образом, кроме обмена товара на товар, товара на услугу и услуги на услугу возможен обмен товара на право требования, права требования на услугу, права требования на право требования. Все эти виды обмена описываются в терминах добавленной пользы и спроса-предложения.

Разная философия на тему исполнения имущественных прав:

  • Мы рассматриваем свободный рынок, где насилие не используется для отъёма собственности. При этом пока мы не касаемся того, как именно это достигается: то ли все участники рынка просто воздерживаются от агрессии по доброй воле, то ли существует некий орган, обеспечивающих выполнение этого условия, то ли каждый как-то защищает свои права сам.
  • Договор — согласие между двумя людьми обменяться двумя благами (настоящими или будущими). Мы исходим из того, что любой договор, предполагающий обмен отчуждаемыми благами, должен быть исполнен.
  • Важно при этом, что договор должен быть исполнен не потому, что имело место обещание одной из сторон, а потому, что неисполнение договора фактически является воровством. Предположим, например, что актёр пообещал сняться в трёх фильмах без предварительной договорённости об оплате. А потом передумал и решил не сниматься. Поскольку воля человека неотчуждаема, то заставить его всё-таки сняться никто не сможет. И поскольку он не получил никакой собственности от кинокомпании, на свободном рынке невозможно будет обвинить его в причинении ущерба. Если даже кинокомпания потратила большие деньги и строила серьёзные планы, основываясь на предположении, что актёр сдержит своё обещание, у неё нет причин ожидать, что актёр будет оплачивать её недальновидность.
  • Держать слово может быть более морально, чем не держать, но условия свободного рынка предполагают исполнение личных прав и прав собственности, а не навязанных силой моральных норм.
  • Кинокомпания, тем не менее, может попросить актёра добровольно заплатить некую сумму за созданную им неприятность. Если он откажется, она может отказать ему в дальнейшем найме и даже уведомить другие кинокомпании, создав сложности с дальнейшим трудоустройством. Ведение чёрного списка никак не противоречит свободному рынку, как и бойкотирование, когда один участник рынка просит другого, чтобы тот не совершал обмена с третьим по какой-либо причине.
  • Предположим, Иван украл вещь у Петра и продал Фёдору. Можно ли считать Фёдора полноправным владельцем вещи, если он не был в курсе факта воровства? Нет, потому что это нарушает права собственности Петра. Покупка — риск покупателя, и его забота — убедиться в том, что продавец действительно является владельцем. Если же он купил краденое, то компенсировать ущерб должен продавец-самозванец, а не истинный владелец.
  • В свободном обществе не имеет смысла понятие «клевета». Основой для законов о клевете является представление, что человек «владеет своей репутацией», и что возможна атака на неё. Но объективно такого свойства у человека нет. Репутация — это лишь мысли и чувства других людей, а в свободном обществе никто не может ими «владеть».
  • Право собственности означает право на физическое владение предметом собственности, но не право на его ценность, ведь ценность — это субъективное восприятие других людей. Если кто-то ограбил завод, это является нарушением права собственности. Если кто-то перестал покупать на заводе и перешёл к его конкурентам, тем самым снизив его ценность, то это не является нарушением права собственности.

Продолжение следует.

2015   книги   экономика

Что почитать на выходных — 115

Вот:

  1. Why Every Movie Looks Sort of Orange and Blue. Потому что кожа оранжевая, а синий — с другой стороны круга.
  2. Референсы. Сергей Стеблина об истории знака процента (и вообще подписывайтесь на него).
  3. How to avoid ux design trends and why you should. Вот по-моему Эплы держались-держались этой философии, но в 7-м Ай-ОСе сдулись. 7-й Ай-ОС такой, какой он есть — нипочему. Все слова Джони Айва из белой комнаты про deference и что там ещё — вымученная фигня.
  4. Illegal ride-sharing service UberX outsmarts transport inspectors, disrupting undercover stings.
  5. The forgotten history of how automakers invented the crime of «jaywalking».
  6. To Fall in Love With Anyone, Do This.
2015   дизайн   жизнь   кино   чтиво   экономика

Основы экономики: общий спрос на владение, непрерывный рынок, производство

Продолжаю пересказ книги «Человек, экономика и государство» Марри Ротбарда (Man, Economy and State; Murray Rothbard). В предыдущих сериях:

Продолжаем разбирать вторую главу, «Прямой обмен». Сегодняшняя серия посвящена понятию «спрос на владение».

Общий спрос на владение:

  • При каждой цене продавцы будут готовы продать x единиц блага, а y единиц оставить себе. Например, при цене 86 бочек рыбы за лошадь, найдётся три продавца, готовых продать лошадь (или один продавец с тремя лошадьми — не имеет значения), а ещё пять лошадей их владельцы не захотят продавать. Причин может быть три: прямое использование лошадей; желание обменять их на что-то другое (не рыбу); ожидание более высокой цены.
  • Количество единиц блага, которые владельцы не готовы продать при некоторой цене, называется спросом на сохранение. Это не тот спрос, который связан с обменом, а спрос на то, чтобы иметь запасы. С другой стороны обменный спрос — это фактически тоже спрос на владение, хоть и нереализованный.
  • Поэтому общим спросом на владение (общим спросом) назовём сумму обменного спроса и спроса на сохранение.
  • При высокой цене общий спрос низкий. Например, при цене 82 найдётся 9 покупателей, готовых купить лошадь, и 7 владельцев лошадей, не готовых продать. Значит общий спрос при 82 — это 9 + 7 = 16 лошадей. С другой стороны, при цене 97 все владельцы лошадей захотят своих лошадей продать, спроса на сохранение не будет. Купить же за столько будут готовы лишь двое. Значит общий спрос при 97 — это 0 + 2 = 2 лошади.

Запасы и равновесная цена:

  • При равновесной цене общий спрос равен общему количеству запасов блага. Например, при цене 89 общий спрос равен 8, и столько всего лошадей и есть. Стало быть, равновесная цена не только уравновешивает на рынке предложение со спросом, но и количество запасов некоего блага с желанием людей — покупателей и продавцов — ими владеть (то есть общим спросом).
  • Рынок всегда стремится установить цену такой, чтобы установился баланс между запасами и общим спросом. Предположим, цена выше равновесной — 92. Общее количество лошадей, то есть запасы — 8. А общий спрос при этом всего 4. Значит существуют 4 лошади, которыми владеет кто-то, кто предпочёл бы ими не владеть. Значит эти люди захотят снизить цену, чтобы избавиться от нежеланных запасов, и цена будет снижаться до тех пор, пока дисбаланс не будет устранён. Аналогично, если цена ниже равновесной, значит общий спрос больше запасов. Тогда те, кто хочет иметь лошадь, но у кого её пока нет, будут повышать цену.
  • При равновесной цене наиболее сильные покупатели покупают у наиболее сильных продавцов. Можно сказать, что результатом свободного обмена на рынке становится то, что запасы оказываются в руках у наиболее сильных владельцев. То есть у тех, в шкале ценностей которых лошадь выше, чем 89 бочек рыбы (равновесная цена).
  • Анализ соотношения общего спроса и запасов родственен анализу предложения и спроса. Но при анализе общего спроса и запасов нет разницы между покупателем и продавцом, не учитываются сами акты обмена. Благодаря этому, мы лучше видим тот факт, что цена определяется только пользой, то есть шкалами ценностей отдельных участников рынка. Даже если для отдельных участников рынка ценность некоего блага может чисто обменной, исходным источником ценности любого блага является польза от его использования.

Закрытие и возобновление рынка, непрерывный рынок, изменение цены:

  • Когда все участники рынка обменялись благами, все блага перешли в руки к наиболее сильным владельцам, и установилась равновесная цена, рынок соответствующих благ закрывается: нет причин для дальнейших обменов.
  • Для того, чтобы рынок возобновился, необходимо, чтобы шкалы ценностей хотя бы у двух людей изменились так, чтобы блага в них оказались в противоположных отношениях, кривые предложения и спроса стали другими и возникло основание для обмена.
  • Если рынок ещё не достигает равновесной цены к тому времени, как меняются кривые предложения и спроса, то он начинает стремиться к новой равновесной цене и становится непрерывным.
  • Когда запасы неизменны, изменения кривых предложения и спроса могут быть связаны только с изменениями общего спроса на владение, который, в свою очередь, связан с представлениями участников рынка о пользе блага (то есть, в конечном счёте, с их шкалой ценностей).
  • Для благ, которые невозможно произвести (например, картин умершего художника), анализ предложения и спроса на этом заканчивается.
  • Для большинства благ, однако, существует проблема производства: вопрос о том, сколько блага нужно производить в единицу времени.
  • Если при производстве новых единиц блага общий спрос на владение им остаётся прежним, цена падает. Владельцы новых единиц блага, как мы уже выяснили, будут снижать цену, чтобы избавиться от ненужного им блага. Разумеется, не факт, что общий спрос не изменится, просто мы сейчас рассматриваем разные эффекты изолированно. Если запасы блага снижаются из-за их расхода (скажем, лошадь умирает, а новой не появляется), то цена, наоборот, растёт.
  • Когда мы говорим о росте спроса, мы говорим о подъёме кривой спроса, то есть ситуации, когда при каждой цене количество желающих купить становится выше. Рост спроса всегда ведёт к росту цены. Если же количество приобретаемых благ растёт в ответ на падение цены, вызванной увеличением предложения, то это нельзя назвать ростом спроса, это лишь смещение по той же самой кривой спроса.

Специализация и производство:

  • За исключением отдельных благ, данных природой, блага необходимо производить. Размер запасов зависит от темпов производства.
  • Один и тот же человек может быть и покупателем, и продавцом существующих запасов в разное время, однако при производстве возникает специализация.
  • Особенность производителей в том, что прямая польза производимых ими благ для них самих практически равна нулю. Сколько нефти может использовать нефтедобытчик? Сколько автомобилей может понадобиться семье Генри Форда? Единственная причина производителю сохранять, а не обменивать произведённое — ожидания более высокой цены в будущем.
  • Рынок производимых благ непрырывен.
  • Сущность специализированного производства — в ожидании производителями некоторого состояния рынка в будущем. Чтобы решить, производить ли некоторое количество запасов, производитель должен использовать свою оценку того, по какой цене он сможет продать их в будущем. Будущий спрос никогда нельзя предсказать точно, поэтому производство — всегда предпринимательство.

В следующей серии — виды обменных благ, имущественное право, кредит.

2015   книги   экономика

Основы экономики: эластичность спроса, спекуляции

Продолжаю пересказ книги «Человек, экономика и государство» Марри Ротбарда (Man, Economy and State; Murray Rothbard). В предыдущих сериях:

Продолжаем разбирать вторую главу, «Прямой обмен». Продаём и покупаем лошадей за бочки рыбы. Предлагаю освежить в памяти предыдущую заметку про кривые спроса и предложения.

Эластичность спроса:

  • Зная кривую спроса, мы можем посчитать, сколько всего продаваемого блага будет потрачено при некоторой цене покупаемого. Скажем, если трое готовы купить лошадь за 95 бочек рыбы, то всего будет потрачено 285 бочек. Это общие затраты при некоторой цене.
  • Особенность общих затрат в том, что они могут и расти, и падать при изменении цены. Например, если при небольшом понижении цены появится много новых желающих купить, общие затраты вырастут. А если покупателей останется столько же, сколько было, то упадут.
  • Если понижение цены в некотором диапазоне приводит к росту общих затрат, то говорят, что спрос эластичен в этом диапазоне. Если к падению — что не эластичен. Пусть по 96 лошадь готовы купить двое, а по 95 — уже трое, как и по 94. Тогда общие затраты при цене 96 будут 192, при 95 — 285, а при 94 — 282. Значит спрос эластичен на отрезке 95...96, но не эластичен на отрезке 95...94.
  • Не обязательно сравнивать соседние значения. Может оказаться, что спрос эластичен в некоем широком диапазоне за исключением отдельных фрагментов. В нашем примере спрос эластичен в диапазоне 94...96.
  • Особый интерес представляет эластичность в районе равновесной цены.
  • Понятие «эластичности предложения» не имеет смысла. Если для каждой цены мы возьмём количество предлагаемых единиц блага и умножим на эту цену, чтобы получить «общий потенциальный доход», то мы обнаружим, что он всегда растёт, потому что при росте цены предложение растёт. В этом смысле предложение всегда «эластично», а значит нет смысла об этом вообще говорить.

Предположения (спекуляции):

  • Мы ранее выяснили, что у блага есть не только прямая ценность, но и обменная.
  • Пока равновесная цена ещё не сформировалась, люди пытаются предугадать, какой она будет, и действуют исходя из своих предположений. Поэтому они не захотят покупать благо по цене выше предполагаемой равновесной (ведь они ожидают, что оно скоро станет дешевле), но поспешат купить благо по цене ниже предполагаемой равновесной (ведь они смогут выгодно перепродать его позже).
  • Таким образом, существование обменной ценности и предположения людей относительно финальной равновесной цены влияют на кривую спроса. Спрос выше ожидаемой равновесной цены становится сильно меньше; ниже — сильно выше.
  • Чем большую роль играют предположения, т. е. спекуляции, о финальной цене, тем быстрее цена достигнет равновесной.
  • Ожидаемая обменная ценность блага — вид пользы блага. Это такой же фактор в шкале ценностей человека, как и польза от прямого использования. Спекуляции не меняют того факта, что продавец и покупатель действуют исходя из своих шкал ценностей, и что каждый конкретный обмен произойдёт только если положения обмениваемых благ в шкалах ценностей участников находятся в противоположных отношениях.
  • Есть мнение, что цена определяется не только пользой блага, но и издержками. Но издержки — это блага, с которыми человек расстаётся при обмене. То есть, когда мы говорим об издержках, мы имеем в виду потерянную пользу от того, что идёт ниже в его шкале ценностей. Поэтому издержки — это не что-то отдельное и самостоятельное, они уже включены в понятие пользы.
  • Приобретаемое благо принесёт свою пользу в будущем (возможно, в очень недалёком, сразу после покупки, но всё же). Потерянная польза отдаваемого блага тоже относится к будущему — это та польза, которую человек больше не сможет получать. Поэтому издержки прошлого не влияют на действие, а значит и на цену.
  • Таким образом, польза и только польза определяет цену благ на рынке. А значит она же определяет количество благ, которые будут обменены и характер кривых спроса и предложения.

В следующей серии — про общий спрос на владение, непрерывный рынок, производство.

2015   книги   экономика

Почему нельзя перейти на доллары

Когда рубль в очередной раз стал резко падать, кто-то спросил в твиттере, мол, почему бы всему миру не перейти на доллары? Тогда никаких колебаний курсов не будет, на обмене никто не будет терять, и всё будет удобно. Автор думал, что пошутил. На самом деле сквозь толщу пропаганды вдруг прорвался здравый смысл.

Собственно, почему нельзя перейти на доллары всем миром? Зачем вообще стране нужна своя, отдельная валюта?

Ответ зависит от того, что мы называем «страной». Если страной считать работающих людей, то им, конечно, не нужны раздельные валюты, о чём можно судить по темпам забегов в обменники за долларами. Но если страной считать представителей государства, то ситуация в корне меняется, ведь собственная валюта обеспечивает им возможность инфляции.

Поэтому те, кто называет себя «государством», боятся резкого падения рубля больше всего. Ведь все перейдут на доллары. Когда падение своей валюты становится неконтролируемым, вводят ограничения, а потом и запреты на операции с иностранной валютой. А потом и хранение иностранной валюты становится преступлением государственного масштаба (то есть преступлением против власти). Если бы люди хотели использовать валюту своей страны, то никаких ограничений вводить бы не приходилось.

Но если все перейдут на доллары, то это значит, что в начале инфляционной цепочки встанет Вашингтон!

Это плохо. Но власть и остальных людей эта проблема беспокоит по разным причинам. Проблема людей в том, что кто-то по-прежнему стоит в начале инфляционной цепочки. Её легко решить, перейдя на децентрализованную валюту без инфляции. Если бы власть была обеспокоена Вашингтоном, она сама бы и предложила это. Но проблема власти намного серьёзнее: она просто перестанет быть властью, если потеряет контроль над деньгами. А производить она ничего не умеет.

2014   биткоин   общество   экономика

Об инфляции

Эту заметку я начал писать после заметки про налоги, но не дописал. События последних суток заставили дописать.

Налоги — лишь один из способов насильственного отъёма денег представителями государства (далее просто «государством»). Он завёрнут в многослойную пропаганду, направленную на моральное обоснование. Но способ прямолинейный: у тебя тупо отнимают твои деньги. Ясно, что многим это не нравится, поэтому люди уходят от уплаты налогов. Тут на помощь приходит инфляция.

Инфляция — более изощрённый способ отъёма денег, а инфляционизм — его моральное обоснование. Если у вас в школе была экономика, вам наверняка рассказывали, что «небольшой стабильный уровень инфляции полезен для экономики». Идея в том, что деньги мало-помалу обесцениваются, и это мотивирует людей тратить их. В результате производятся товары, появляется больше рабочих мест, развивается промышленность. Короче, всё прекрасно. Если бы не инфляция, все бы хранили деньги под подушкой и ничего не покупали бы.

Если изучать экономику с начала, а не со школьных лозунгов, то станет ясно, что это... да, вы правильно догадались, шляпа! Но я не потяну пока объяснение с начала, поэтому зайду с другой стороны.

Задайте себе вопрос: что не так с фальшивомонетчеством? Почему мы считаем преступниками тех, кто платит поддельными деньгами? Предположим, неотличимыми от «настоящих»?

Это конечно, всем очевидно, но всё же. Когда фальшивомонетчик покупает машину за поддельный миллион, денег в мире становится больше, но товаров остаётся столько же. По мере того, как люди это понимают, товары дорожают. В результате выходит, что все скинулись нашему герою на машину за миллион, потратив чуть больше кто на колбасу, кто на айфон.

Поскольку поддельные деньги неотличимы от остальных, мы понимаем, что наш герой получает машину нахаляву только потому, что тратил свой миллион первым. По мере роста цен, те, кому достаются части миллиона, получают все меньше халявы, а остальные всё больше спонсируют их, пока цены не доходят до уровня, учитывающего этот лишний миллион в мире. Таким образом, кто первый тратит поддельные деньги, живёт за счёт других помимо их воли.

При чём тут инфляция? Это она и есть. Инфляция — это синоним фальшивомонетчества. Когда «государство» печатает деньги, оно делает ровно то же, что наш герой: получает возможность первым их потратить, пока рынок не в курсе. А потом все скидываются.

Разумеется, те ребята, которые в комментах к заметке про налоги писали, что «государство» имеет право собирать налоги, скажут сейчас, что оно имеет право и печатать деньги. Но тогда я у него спрошу, кто такое это «государство», и отправлю проводить мысленный эксперимент с Новой избирательной комиссией.

Инфляция помогает правителям тратить деньги на то, что им хочется, не интересуясь мнением людей. А «небольшой стабильный уровень» нужен просто, чтобы он не бросался в глаза и все привыкали. Но когда очень надо, он тут же становится большим и нестабильным, конечно же.

Очень красивая схема.

Госзабота о детях в интернете

Государства любят вдруг взять и начать контролировать интернет с тем, чтобы обезопасить детей от плохого. Как и любая госзабота, госзабота о детях в интернете — шляпа. И я сейчас говорю не о плохих единоросах. Кто-то говорит: ну да, у нас перегибают палку, но вообще-то идея хорошая. Проявление госзаботы о детях в интернете в любом государстве, включая самое эталонно-демократическое — шляпа сивой кобылы.

Если такая услуга востребована, то почему её не предлагают интернет-провайдеры безо всякого государства? Родители бы валом повалили туда, где её предоставляют. А комиссия, составляющая и поддерживающая список злобных сайтов, работала бы день и ночь, чтобы её список был самым полным и всеобъемлющим. Ведь иначе провайдеры начнут покупать список у конкурирующей комиссии.

Единственная причина, по которой за это берётся именно государство — отсутствие спроса со стороны людей. А значит задача всегда, с математической неизбежностью, не имеет никакого отношения к тому, что декларируется.

2014   общество   шляпа   экономика

Основы экономики: предложение, спрос, равновесная цена

Продолжаю пересказ книги «Человек, экономика и государство» Марри Ротбарда (Man, Economy and State; Murray Rothbard). В предыдущих сериях:

Продолжаем разбирать вторую главу, «Прямой обмен». Сегодняшний фрагмент очень тесно связан с предыдущим, про условия обмена и цену — возможно, его следует освежить в памяти.

Предложение и спрос, равновесная цена:

  • Количество некоторого блага, предложенное при определённой цене, называется предложением. Количество некоторого блага, на которое есть покупатель при определённой цене, называется спросом.
  • Когда цена настолько низка, что спрос превышает предложение, покупатели будут повышать цену, убирая с рынка слабых конкурентов и привлекая на него больше продавцов. Когда цена настолько велика, что предложение превышает спрос, продавцы снижают цену, убирая с рынка слабых конкурентов и привлекая на него больше покупателей.
  • В результате сформируется равновесная цена, которую ни у кого нет причины повышать или понижать. По этой цене и будет покупаться и продаваться благо. При этом его купят x наиболее сильных покупателей у x наиболее сильных продавцов.
  • Предположим, на рынке лошадей-рыбы нашлось пять продавцов и пять покупателей, достаточно сильных, чтобы обменяться своими благами. И пусть самый слабый из них готов заплатить не больше, чем 89 бочек рыбы за лошадь. В этом случае четверо более сильных покупателей также купят лошадь за 89 бочек рыбы, поскольку им нет никакого резона платить больше.
  • Можно сказать, что эти четверо «выиграли» в этой ситуации, но это лишь выигрыш на уровне эмоций, его нельзя никак померить, нельзя даже сказать, что тот, кто был готов купить за 100 выиграл сильнее, чем тот, кто был готов купить за 93.
  • За 84 бочки, например, аж восьмеро человек готовы купить лошадь, но негде взять восемь лошадей (может быть, только двое продавцов согласятся продать лошадь за столько) — тут спрос превышает предложение. За 95 бочек, например, аж семеро продавцов хотели бы продать своих лошадей, но негде взять столько покупателей (скажем, только трое согласны отдать столько рыбы за лошадь) — тут предложение превышает спрос. Таким образом, все участники рынка совершат сделку по равновесной цене.
  • Стремление цены к равновесию всегда происходит одновременно стараниями и продавцов, и покупателей, даже если со стороны так не кажется.
  • Одна равновесная цена должна сформироваться на всём рынке. Если появится место, где лошадей продают за 70 бочек рыбы, в то время как на остальном рынке лошади идут по 89, то кто-нибудь обязательно станет покупать в этом волшебном месте лошадей по 70 и сразу же продавать за 89 в другом, пока чудак-продавец-за-70 не осознает, что регулярно просто так дарит 19 бочек рыбы хрен пойми кому.
  • Зависимость предложения от цены называется кривой предложения; спроса — кривой спроса.

Ура, картинка!

Основы экономики: условия обмена, цена, спрос и предложение

На этом графике показано соответствие между ценой лошадей в бочках рыбы и количеством лошадей на продажу по такой цене (кривая предложения, нолики); ею же и количеством лошадей, желанных для покупки по такой цене (кривая спроса, крестики). Видно, что когда цена ниже равновесной, продавцов становится всё меньше (дешевле 80 вообще никто не хочет продавать), а покупателей — всё больше. Когда цена выше равновесной, всё наоборот.

Ситуация, когда у одного человека есть много единиц блага на продажу или когда один человек рассматривает приобретение нескольких единиц блага:

  • Предположим, что у продавца много лошадей. В этом случае исходя из закона добавленной пользы расставание с каждой следующей лошадью для него будет всё более нежелательным. Добавленная польза одной из десяти лошадей («десятой лошади») намного меньше, чем одной-единственной оставшейся. Поэтому, может, десятую лошадь он и готов отдать за 89 бочек рыбы, но за пятую уже захочет хотя бы 92 (возможно, такое его пожелание сделает его слишком слабым продавцом для участия в рынке, и лошадь он уже не продаст).
  • По мере того, как запасы блага у продавца иссякают, добавленная польза единицы его блага для него растёт. В то же время, по мере того, как запасы блага, полученного взамен, растут, добавленная польза единицы этого блага падает.
  • Пусть наш продавец готов продать десятую, девятую и восьмую лошадь за 89, седьмую — за 90, шестую — за 91, пятую — за 92, четвёртую — за 94, третью — за 97, вторую — за 99, а первую — за 104. С точки зрения анализа рынка и формирования кривой предложения не имеет никакого значения, предлагает ли эти десять лошадей один продавец или десять разных. Фактически это десять предложений, из которых часть может оказаться достаточно сильными для участия в рынке, а другие будут отрезаны.
  • С ростом цены предложение либо растёт, либо остаётся неизменным, поскольку с ростом цены на рынок будет привлечено больше поставщиков, а существующие поставщики будут готовы предложить больше благ.
  • В случае с покупателем нескольких единиц блага логика точно такая же. Чем больше лошадей ты купил, тем меньше проку от очередной, но тем жальче отдавать рыбу, которой становится всё меньше. С точки зрения рынка, покупатель, готовый купить четырёх лошадей за 89, 87, 86 и 85 бочек рыбы равносилен четырём покупателям с соответствующими потолками цен.
  • С падением цены спрос либо растёт, либо остаётся неизменным, поскольку с падением цены на рынок будет привлечено больше покупателей, а существующие покупатели будут готовы купить больше благ.

Итого:

  • Для каждого блага на рынке образуется одна равновесная цена на пересечении кривых предложения и спроса. По этой цене будут обмениваться все достаточно сильные продавцы и покупатели. «Слабые» же (исходя из их шкалы ценностей) участники предпочтут воздержаться от обмена соответствующими благами.
  • Кривые спроса и предложения определяются минимальными ценами продажи и максимальными ценами покупки участников рынка, которые, в свою очередь, определяются из их шкал ценностей и закона добавленной пользы.

Об эластичности спроса и спекуляциях — в следующей серии.

2014   книги   экономика
Ранее Ctrl + ↓