Подписка на блог

В Телеграме помимо ссылок на заметки делюсь околодизайнерскими наблюдениями.

В Твиттере помимо ссылок на заметки пишу всякую чушь.

В Тумблере и Же-же есть автоматические трансляции. Если не работает, напишите мне: ilyabirman@ilyabirman.ru.

По РСС и Джейсон-фиду трансляции для автоматических читалок

Книга Майкла Сэндела «Справедливость»: часть 1

Как вы знаете, меня волнуют вопросы этики, добра и зла и всего такого. Прочитал в этой связи книгу Майкла Сэндела «Справедливость. Как поступать правильно?».

Картинка с Озона

Майкл приводит кучу примеров разных ситуаций, в которых мнения о справедливости и людей разделяются. Интересно над ними подумать, однако сам автор часто пытается навязать свою точку зрения, которая далеко не бесспорна. Иногда там конкретная пропаганда, так что читать надо в режиме 100%-го скептицизма.

Буду постепенно делиться традиционной выпиской с собственными комментариями и рассуждениями.

Глава 1. Что значит «поступать правильно»?

Про намеренное завышение цен. После урагана:

Подрядчики предлагали домовладельцам убрать упавшие на крыши деревья по цене 23 тыс. долл. за крышу. Магазины, в которых маленькие домашние генераторы обычно стоили 250 долл., теперь беззастенчиво запрашивали за эти устройства 2000 долл. С 77-летней женщины, спасшейся от урагана вместе со своим престарелым мужем и дочерью-инвалидом, за ночь, проведённую в номере мотеля, потребовали 160 долл., тогда как обычно такой номер стоил не более 40 долл. в сутки. Завышение цен и разного рода спекуляции на человеческом несчастье вызвали гнев и возмущение жителей Флориды.

«Разного рода спекуляции» — это слова, которые должны сразу подтолкнуть читателя к выводу о том, кто плохой. Привести пример с повышением цен в момент острой потребности в чём-либо — древнейший приём мочилова свободного рынка. Мол, ага, ты умирающему от жажды в пустыне продашь бутылку воды за миллион! Это, конечно, демагогия и тупня, не имеющая отношения ни к свободному рынку, ни вообще к реальности.

Но всё же пример из книги, несмотря на некоторое сходство, более интересный, чем про воду в пустыне, потому что он как раз настоящий. Хочется с ним разобраться.

Приводится возражение некоего экономиста:

Обвинения в раздувании цен возникают в случае, когда цены существенно выше тех, к которым люди привыкли, — писал Соуэлл. — Но уровни цен, к которым вы привыкли, не являются священными с моральной точки зрения. Они — не более «особенные» или «справедливые», чем все прочие цены, которые могут породить рыночные условия, в том числе те, что были вызваны ураганом [...] В этих ценах, как объяснял Соуэлл, нет ничего несправедливого; они всего лишь отражают ценность, которую покупатели и продавцы добровольно стали придавать продуктам обмена.

Тут большинству из нас экономист кажется бесчувственным, а фраза про придаваемую ценность — издёвкой. Ёлки, чувак, да, ты прав, люди стали придавать вдесятеро большую ценность генераторам; это факт, иначе повышение цен бы просто привело к тому, что генераторы бы перестали покупать. Но возмущение-то вызывает то, что продавцы пользуются этой резко повысившейся ценностью. Людям и так несладко, а тут им ещё, может, с последними деньгами приходится расставаться.

Но в книге написано другое. Какой-то политик возражает уже этому экономисту:

Во время чрезвычайных ситуаций правительство не может посиживать на обочине, если с людей дерут непомерно большие цены за то, что они бегут, спасая свои жизни, или хотят купить основные товары для своих семей после урагана [...] Это — не нормальная ситуация свободной торговли, когда покупатели охотно и свободно решают выйти на рынок, где их встречают желающие совершать сделки продавцы, когда цена устанавливается в соответствии со спросом и предложением. Покупатели в условиях чрезвычайной ситуации действуют по принуждению.

Ситуация, конечно «не нормальная», но «действуют по принуждению» — ложь. Да, обстоятельства таковы, что людям очень сильно хочется купить генератор, намного сильнее, чем обычно. Но факт состоит в том, что нет никого, кто их бы принуждал к покупке.

Автор спрашивает:

Должно ли государство запретить раздувание цен, даже если этот запрет является вмешательством в свободу покупателей и продавцов на любые сделки, какие они хотят заключать?

Люди, называющие себя «государством», ничего не «должны», но в их руках всё оружие, поэтому они могут делать всё, что им вздумается, в том числе и запретить «раздувание» цен, по собственному разумению назначив справедливую цену. Но интересно как раз оценить такое решение с моральной точки зрения.

Если государство зафиксирует цены, это значит, что оно будет принуждать продавцов к тому, чтобы расставаться со своим товаром не на тех условиях, на которых хотят продавцы. Может, это и правильное решение с какой-нибудь точки зрения, но я хочу обратить внимание на моральную непоследовательность: люди, рассуждающие о несправедливости действия по принуждению (когда принуждения не было!) сами берутся принуждать людей к чему-то там.

О причинах массового недовольства повышением цен:

Но возмущение спекулянтами есть нечто большее, чем бессмысленный гнев. Это возмущение указывает на моральный довод, который заслуживает, чтобы к нему отнеслись серьёзно. Возмущение — гнев особого рода, который возникает, когда люди полагают, что кто-то получает то, чего не заслуживает, иными словами — это реакция на несправедливость.

Не заслуживает? Интересно! Кто именно поступил «плохо» и как он мог бы поступить?

Вот генератор, который обычно стоит 250 долларов, и вдруг стал продаваться за 2000 — за сколько его должны были продавать? Если бы владелец генераторного магазина продолжал продавать их за 250, то его генераторы бы очень быстро разобрали те, кто успели — ещё и подрались бы из-за них — и на этом история бы закончилась. Откуда бы взялись генераторы для всех остальных, кому они нужны?

Более того, по 250 долларов генераторы бы быстро разобрали не самые нуждающиеся, а самые ушлые. Ведь их тут же можно перепродать за 2000, раз уж такой оказалась реальная цена на тот момент. Вопрос: кто больше «заслуживает» большого навара — владелец генераторного магазина или вообще случайные люди, которые быстрее схватили?

С другой стороны, мгновенный рост рыночной цены до 2000 долларов — это мотив для других предпринимателей быстро организовать поставки генераторов из соседних городов. Ведь если поставить цену в 1000 долларов, их с руками оторвут, что тут же отобьёт все затраты на логистику. Через пару дней цена упадёт до 500 долларов. Цена будет быстро падать, а жители обзаведутся генераторами. Причём первыми их купят те, для кого это действительно вопрос жизни и смерти (что очень справедливо) и те, для кого две тысячи — не такие уж большие расходы (что обеспечит доставку следующих, более дешёвых генераторов). А кто-то решит, что обойдётся без генератора, и переедет на несколько дней к родственникам пожить.

Но ведь «несправедливо», что те, кто не могут себе позволить 2000 долларов, будут жить несколько дней без электричества?

Любой, кто так считает, включая того политика, имеет полное право скинуться кому угодно на генератор!

И владелец генераторного магазина тоже имеет право принять участие в распределении генераторов по другим, не чисто рыночным принципам. Например, провести лотерею. Или лично выбрать самых нуждающихся и продать им по 250 долларов, а остальных оставить без генератора. Или продать несколько генераторов по 250 своим близким и друзьям, а остальные продавать уже по рыночной цене. Или сделать что угодно ещё. Но продавать всем за 250 как ни в чём не бывало будет очень глупо исходя из всего, что я уже написал выше. Продавцу придётся что-то придумать, это будет непросто.

Но принуждать продавца к тому, чтобы продавать генераторы на условиях, которые не устраивают продавца — это с моральной точки зрения то же самое, что просто отобрать у него генераторы и раздать людям.

Если спросить меня, то хоть мне и грустно за тех, кто не может себе позволить генератор в чрезвычайной ситуации, но я, например, не готов переводить собственные деньги на их нужды. Поэтому я не считаю себя вправе говорить, что продавец генераторов вдруг «должен» жертвовать своими интересами ради них.

См. также: Добро за чужой счёт.

Тут я хочу рассказать о похожей реальной истории, о которой знаю я. Несколько лет назад над Челябинском взорвался метеорит. Взрыв выбил много окон. Легко предположить, что производители окон озолотились в последующие дни: они могли бы поднять цены и воспользоваться возросшим спросом! Нет; на самом деле к оконщикам понабежали «просители»: школы и больницы стали требовать замен не просто по обычным ценам, а с большой скидкой, в долг или вовсе бесплатно. «Денег нет, дети мёрзнут! Войдите в положение!»

Так что вполне может быть, что магазины, которые «беззастенчиво запрашивали за эти устройства 2000 долл.», на самом деле вовсе не гребли бабло лопатой, а просто пытались хоть как-то не разориться в ситуации полной жопы.

Продолжение следует.

Подписаться на блог
Поделиться
Отправить
Запинить
12 комментариев
Sergey Vedernikov 2018

Более того, по 250 долларов генераторы бы быстро разобрали не самые нуждающиеся, а самые ушлые. Ведь их тут же можно перепродать за 2000...

Аргумент выбивается. Если где-то есть ушлые люди, по-хорошему, это не повод самому быть ушлым. А дальше у тебя очень абстрактные размышления. «Мотив для других предпринимателей» — на долгой дистанции так всё и работает, а вот в критической ситуации — сомневаюсь.

С мнением политика, государством и принуждением всё понятно. Невозможно не согласиться, что принуждение — это плохо. Никто никому ничего не должен. Интереснее другое. Сможет ли этот продавец нормально жить в своём городке после того, как продавал генераторы за 2000? Будут ли у него покупать в «мирное время»? Одолжит ли ему сосед газонокосилку? Будут ли его звать в гости? Не будет ли молочник плевать ему в молоко? Справедливо ли будет такое отношение соседей?

И на эти вопросы можно ответить по-разному и ещё как-то развить историю. Например, продавец заработал в кризис достаточно, чтобы закрыть к чертям магазин и переехать в другой штат (купив там виллу и бизнес-центр, став прохлаждающимся у моря раньте). Т. е. продавец не получил ответной реакции на свои действия от социума, а неким образом обнулил карму и репутацию. Справедлив ли будет такой исход?

Илья Бирман 2018

Если где-то есть ушлые люди, по-хорошему, это не повод самому быть ушлым.

Не понял. У тебя вот есть что-то оно стоит 2000. У тебя выбор: продать за 250 тому, кто продаст другому за 2000 или сразу продать другому за 2000. На твой взгляд, это выбор кому из вас двоих быть ушлым? По-моему это выбор, быть тебе идиотом или нет.

Если продавец за 2000 будет продавать, а на вырученные деньги себе дворец построит, конечно его никто не будет уважать. Но ведь он может часть денег на благотворительность отдать, например. Или в те же школы и больницы сколько-то генераторов отдать. Я про это как раз и написал.

Что касается твоего последнего абзаца, то для этого как раз и надо развивать институт цифровой репутации, чтобы нельзя было так вот обнулить карму простым переездом. Надо, чтобы в другом штате тоже про тебя знали. Причём не «знали, что ты мудак», а просто знали, как ты себя повёл, и уже каждый сам решал, как к этому относиться и вести ли с тобой дела.

Kink Ardshock 2018

А как на счет принуждения условиями окружающей среды? Если не купить генератор и не обогреть себя и свою семью можно умереть от переохлаждения к примеру. Очень характеризующий комментарий...

Илья Бирман 2018

А как насчёт «А как насчёт»?

Kirill Bykov 2018

Яркий пример того, что людям наплевать на свою жизнь, пока всё идёт своим чередом (никто не озадачился покупкой генератора за $250), но как только случается что-то незаурядное, требующее наличия генератора, сразу начинают спекулировать на вопросах морали. Это обыкновенный вопрос страхования своей жизни и имущества, но не путём заключения сделки со страховой компанией, а путём предупреждения и профилактики.
Всех ленивых, недальновидных и нищебродов в утиль — нормальный естественный отбор. Мораль ни при чём.

Nguen Yu 2018

Вообще забавно наблюдать, как автора, который задаёт вопросы и приводит разные, в т.ч. противоположные мнения, обвиняют в пропаганде и попытках «навязать свою точку зрения» люди, у которых вся заметка целиком (да и всё содержание блога по этой теме) состоит в навязывании своей точки зрения с апломбом и пропаганде её как единственно правильной и моральной. Подобный уровень слепого догматизма очень характерен для русских патриотов-чиновников, которые рассказывают про «агрессивную западную гей-пропаганду».

«Разного рода спекуляции» — это слова, которые должны сразу подтолкнуть читателя к выводу о том, кто плохой.

Зато слова

Это, конечно, демагогия и тупня, не имеющая отношения ни к свободному рынку, ни вообще к реальности.

ни в коем случае не должны сразу подтолкнуть читателя ни к какому выводу.

«действуют по принуждению» — ложь

Слово forced означает «вынужденный», оно необязательно подразумевает принуждение со стороны других людей. Возможно, причина такой агрессивной реакции в плохом переводе.

Но принуждать продавца к тому, чтобы продавать генераторы на условиях, которые не устраивают продавца — это с моральной точки зрения то же самое, что просто отобрать у него генераторы и раздать людям.

И то же самое, что расстрелять его вместе с семьёй и со всей деревней. Тут тоже никакой пропаганды, конечно.

Илья Бирман 2018

«Демагогия и тупня» — это прямые, незавуалированные оценочные слова. Если я считаю что-то тупнёй, я так и пишу, а не прячусь за размытые «разного рода спекуляции» (которыми автор как бы мнения не выразил, но как бы мягко подтолкнул читателя к определённым выводам).

Я комментирую тот текст, который читаю, а не тот, который гипотетически мог бы быть в оригинале. Но слово forced ничем не лучше. Никто силой (force) не вынуждает людей покупать генераторы. Генераторов пару веков назад вообще не существовало, а ураганы — существовали, и люди что-то придумывали. Вселенная ничего никому не должна.

Про расстрелять — вообще хрень какая-то мимо кассы. Если я по каким-то причинам решу, что ваша машина стоит сто рублей, и со мной даже согласятся все мои знакомые, и я дам вам сто рублей, и уеду на вашей машине — это угон. Чтобы это не было угоном, нужно, чтобы вы тоже согласились, что ваша машина стоит сто рублей.

Александр Перешеин 2018

Мы в Украине в конце 2014-го года при похожих обстоятельствах целую компанию основали ))) https://daewoo-power.com.ua/ru/silovaya-tehnika/generatory/benzinovye-generatory/

Александр Перешеин 2018

А началось все с того, что в стране уже и за условные $2000 все генераторы закончились.

Nguen Yu 2018

Ну в таком случае автору вообще не следует передавать чью-то чужую точку зрения — ведь она может подтолкнуть читателя к определённым выводам. В тексте автор передаёт причины недовольства людей. Завышение цен во время катастрофы — это объективно спекуляция на человеческом несчастье. Вы можете заявить, что в такой спекуляции нет ничего плохого, это просто рынок, но нельзя утверждать, что спекуляции нет.

Интересно, что в дни терактов в западных странах таксисты очень нерыночно возят людей бесплатно, а в Москве очень рыночно требовали несколько тысяч рублей за короткую поездку. Видимо, это должно означать, что теракты на западе понижают «_реальную_» цену поездки практически до нуля.

Ещё раз повторю: посмотрите примеры употребления слова forced, в Lingvo, например. Оно означает не что кого-то силой вынуждают, а что он вынужден сделать так-то. У вас получается, что его вообще употреблять нельзя: вселенная ж никому ничего не должна, а люди часть вселенной. Насилие пару веков назад тоже существовало, и люди что-то придумывали. Или вот нельзя сказать «я вынужден пойти на операцию», ведь пару веков назад таких операций вообще не делали, а болезни существовали, и люди что-то придумывали. Писали завещание и умирали, например.

История с угоном вообще не имеет отношения к обсуждаемой теме. Никто не предлагает отнять у вас автомобиль. Предлагается бороться с продажей генераторов по завышенной цене. Фиксировать цены — не единственный способ такой борьбы, вы сами предложили другие способы. И продавца не заставляют их отдавать, он может оставить их себе. Вы можете считать, что завышать цену генераторов нормально и с этим вообще не надо бороться, но это не делает разные способы борьбы одинаково аморальными.

И да, транспорт во время военного положения вообще могут изъять бесплатно для нужд армии, в этом нет ничего экстраординарного.

Илья Бирман 2018

Объективно спекуляция

Это оксюморон. Прочитайте определения спекуляции. Как минимум, чтобы назвать что-то спекуляцией, нужно, чтобы у продавца был мотив получить лёгкие деньги. Приписать мотив другому человеку нельзя — вы же не знаете, что у него в голове. Это значит, что спекуляцией — просто в силу определения спекуляции — можно что-то назвать только субъективно.

Видимо, это должно означать

Если всех возят бесплатно, то это, действительно, и есть реальная стоимость поездки. Не понимаю, откуда сарказм. Но я не знаю, о какой именно истории речь и при чём тут теракты. Почему в дни терактов у людей вдруг возрастает потребность в такси? Откуда берётся хоть какое-то повышение цены?

Или вот нельзя сказать «я вынужден пойти на операцию»

Можно. А сказать, что отправившийся на операцию человек «действовал по принуждению» — нельзя. «Я вынужден» — это страдательная форма, где очевидно отсутствует субъект принуждения. А «действовал по принуждение» предполагает, что был кто-то, что принуждал. Это враньё. Конечно, в некоторых ситуациях и так можно сказать, если это просто фигура речи. Но когда мы разбираемся в моральном вопросе, слишком художественное описание действительности мешает видеть, что происходит.

Предлагается бороться с продажей генераторов по завышенной цене. Фиксировать цены — не единственный способ такой борьбы, вы сами предложили другие способы.

Тогда с чем вы спорите? Я запутался.

Вы можете считать, что завышать цену генераторов нормально

Я не считаю, что уместно называть это «завышать цену». Цена — это отражение соотношения спроса и предложения, и когда мы называем сложившуюся ситуацию «завышением цены», мы неверно описываем действительность, что приводит к дальнейшим ошибкам в оценках и выводах. При этом я считаю прекрасным, когда одни люди помогают другим людям в беде, и продавцы генераторов тут не исключение.

вообще могут изъять бесплатно для нужд армии

Да, это называется «угнать» автомобиль.

Nguen Yu 2018

спекуляцией — просто в силу определения спекуляции — можно что-то назвать только субъективно

Разумеется, любые предположения о мотивах людей субъективны. Это не значит, что таких предположений нельзя делать.

Потребность в такси возрастает, потому что в дни терактов часто отменяют общественный транспорт. Но таксисты часто возят бесплатно, можно считать это формой благотворительности. И даже нельзя сказать, что они такой благотворительностью зарабатывают себе репутацию: ты ведь не запомнишь этого конкретного таксиста, который отвёз тебя бесплатно.

А сказать, что отправившийся на операцию человек «действовал по принуждению» — нельзя.

Так автор этого и не говорит. Это говорит переводчик.

Да, это называется «угнать» автомобиль.

Ни в одной стране это так не будет называться (и даже сами автовладельцы это так не будут называть). Угон — юридический термин, он подразумевает незаконное изъятие (а законы пишет государство, да). И в этом нет ничего неожиданного: когда человек покупает автомобиль, он знает про эту особенность владения им, и, раз платит деньги, значит готов к этому.

Alexey Lyapunov 2018

https://www.google.com/search?client=safari&rls=en&q=таксисты+подняли+цены+после+теракта&ie=UTF-8&oe=UTF-8
Не могу обьяснить чем-то вроде потом они купят на вырученные деньги бензина и автомобилей и помогут большему количеству людей.
Алчность, наглость, жажда наживы на беде других людей ни куда не делась, она существует. Хоть заобъясняйся.

Mr. Vegetable 2018

Справедливость/несправедливость — это ощущение. Мне кажется, доказывать что какое-то поведение справедливо — это всё равно, как если в помещении воняет, а тебе кто-то пытается доказать, что не воняет.

Guest 10 мес

Вот хороший отрывок про рыночные цены и настоящую порядочность:
http://izbrannoe.com/news/lyudi/netipichnaya-istoriya/

PS. 2018 после каждого коммента выглядит дико. Может лучше писать полную дату и время, слегка уменьшив шрифт.

Max Basok 2 мес

вряд ли кто-то будет это читать год спустя (хотя, сам же я жду 3 часть), но есть книга целиком посвященная таким рассуждениям — «Defending the Undefendable» Уолтера Блока. на русский ее довольно остроумно перевели как «Овцы в волчьих шкурах». автор берет за точку отсчета бытовую, в общем-то идею, что нельзя применять насилие к тем, что не применяет насилие (то бишь, принцип неагрессии) и доводит до логического предела. получилось занимательно

Пользовательский интерфейс
Электронный учебник
на русском языке

Популярное