Подписка на блог

В Телеграме помимо ссылок на заметки делюсь околодизайнерскими наблюдениями.

В Твиттере помимо ссылок на заметки пишу всякую чушь.

В Тумблере и Же-же есть автоматические трансляции. Если не работает, напишите мне: ilyabirman@ilyabirman.ru.

По РСС и Джейсон-фиду трансляции для автоматических читалок

Красная таблетка

Война

Государство — это машина по выкачиванию ресурсов из работающего населения, использующая пропаганду, чтобы внушать этому населению, что оно само этого хочет. Вы уже знаете о двух способах отъёма ресурсов представителями государства: налоги и инфляция. А если ещё не знаете, то сначала прочитайте вот это:

Пришло время рассказать вам о войне.

Когда Россия ввязывается в очередную войну, люди начинают говорить: Чего мы туда полезли? Нам-то это зачем? Нам же это не выгодно!

Чтобы что-то понять, нужно сначала прочистить себе мозги и перестать называть «их» (политическое руководство страны) «нами» (работающим населением). На вопрос, зачем «нам» воевать на Украине или в Сирии, невозможно ответить: непонятно, кому «нам». Зачем — это про цель, она может быть только у инициаторов, и это не «мы».

Государства не существует, существуют только отдельные люди. Иногда удобно использовать слово «государство», но это совершенно бесполезно, когда мы хотим проанализировать действия людей или говорим о выгоде. Это — основы экономики. Поэтому даже фраза «Россия ввязывается в войну» не имеет смысла. Правильно говорить: «представители власти силой отправляют людей в другую страну убивать или умирать».

Разумеется, если спросить у самих представителей власти, они скажут, что делают это для защиты граждан от какой-нибудь угрозы. Но вы уже знаете, что это брехня. Если ещё не знаете, то читайте:

Высокие мотивы кажутся неубедительными скептикам, они ищут скрытый интерес. Зачем, например, Америка воюет в Ираке? Наверное, ей нужна нефть! А зачем Россия воюет на Украине? Наверное, она хочет захватить территорию! Все эти гипотезы не подтверждаются. А когда начинается Сирия, скептики совсем теряются: «ну там-то что нам надо»?

Есть такая мысль, что не нужно объяснять злым умыслом то, что можно легко объяснить некомпетентностью. Типа, просто у власти идиоты, вот и делают фигню.

Однако когда люди последовательно совершают одни и те же, кажущиеся «необдуманными» со стороны, но удивительным образом способствующие укреплению их власти и обогащению действия, глупо списывать это на некомпетентность.

Когда представители власти слишком увлекаются отбиранием ресурсов, люди перестают видеть отдачу от своего труда, и у них опускаются руки. Показатели экономики начинают падать. Когда эта точка пройдена, повышение налогов и инфляция перестают работать: они настраивают работающих людей против политиков, ставя их власть под угрозу. Чтобы экономике стало лучше, нужна либерализация, но, снова, если точка невозврата пройдена, власть не может себе позволить либерализацию, потому что понимает, что её тут же сметут.

И вот, если с экономикой всё плохо, нет возможности повышать налоги, потому что граждане возмутятся и не станут платить, а либерализация тоже невозможна, поскольку это несёт угрозу власти, остаётся только одно — начать войну.

Война — прекрасный предлог для продолжения извлечения ресурсов из населения, полезнейший инструмент для пропаганды. Когда война, жаловаться на плохую жизнь как бы неудобно: война же, что ты хотел. В военное время народ молча терпит куда большие лишения, чем в мирное. В войну можно как угодно закручивать гайки. Это очень эффективный способ заткнуть собственное население, чтобы не вякало, когда ему не очень сладко живётся.

Война, как правило, затевается в каком-то относительно слабом государстве, которое не может ответить. Когда у Америки был «враг» — СССР, война почему-то была во Вьетнаме. У нас сейчас «враги» — Америка и Европа, но воюем мы с Украиной и Сирией. Война с серьёзными ребятами грозит ответом, который может попасть по самим политикам, а война в Сирии — совершенно абстрактная, безопасная для них вещь. А если из-за этого устроят какой-нибудь теракт в метро, то и ладно: политики на метро не ездят, а зато будет лишний повод ужесточить законодательство без заметного сопротивления.

Америка воюет в Ираке, потому что американское правительство хочет выжимать больше ресурсов из собственного населения. Россия воюет на Украине, потому что российское правительство хочет выжимать больше ресурсов из собственного населения. Ирак и Украина — вообще случайные участники этой истории. Что «нам» надо в Сирии? Ни-че-го.

Оружие направлено не наружу, а внутрь страны.

2015   красная таблетка   общество

Иллюзия государственной защиты

Предлагаю вашему вниманию свой перевод (не дословный) статьи Стефана Молинье «Иллюзия государственной защиты» (Fantasy of Government Protection). На мой взгляд, развенчание мифа о государстве как механизме защиты людей — важный шаг к личной свободе, поэтому я хотел бы попросить всех вас поделиться этим со знакомыми.

Недавно обедал с коллегой, бывшим военным, и разговор зашёл о политике [...] Он сказал, что уважает Пола Мартина, бывшего премьер-министра Канады, за то что тот продвинулся в борьбе с дефицитом бюджета в 90-е: «Мне полегчало, ведь наши учения тогда дни были посвящены сдерживанию гражданского протеста».

Я удивился, несмотря на то, что двадцать лет изучал государство как явление. Я спросил, что он имел в виду. Он сказал, что правительство готовилось к протестам: «Власть была уверена, что деньги кончатся, и хотела, чтобы мы были готовы к возмущениям».

Меня это впечатлило и открыло мне глаза. Канадское правительство пыталось разделаться с долгами, но одновременно готовило солдат стрелять в канадцев, на случай, если не выйдет. Или если выйдет, но канадцам не понравится результат. Например, если придётся отказаться от социальных пособий или пенсий [...]

Это, конечно, было вполне ожидаемо. Государства защищают собственные интересы, а не интересы граждан. Но любопытно, что несмотря на все свидетельства 20 века, люди всё ещё верят, что государства существуют для их защиты. [...] Давайте взглянем на исторические примеры. [...]

Главная опасность для граждан — это война. Войну всегда начинают представители государства. Но они говорят, что защищают граждан от агрессии других государств. То есть другие государства плохие, и поэтому война неизбежна. А наше собственное государство должно нас частично поработить, чтобы защитить от неизбежных войн.

Тогда с повышением безопасности определённой страны, её армия должна пропорционально сокращаться. Например, после развала Советского Союза, военные бюджеты США и НАТО должны были радикально уменьшиться. Более того, страна вроде Швейцарии, находящаяся посреди Европы, должна тратить на армию намного больше в пересчёте на жителя, чем Америка, окружённая океанами по бокам и дружественными соседями с юга и севера. [...]

Каких правителей, на ваш взгляд, люди боятся больше всего? Собственных или другого государства? [...] Давайте спросим американца: «Вы больше боитесь иностранного вторжения или того факта, что если вы не отдадите половину своих доходов в виде налога, ваше правительство посадит вас в тюрьму?». [...]

Предлагаю также сравнить гражданские свободы до и после проявления внешней угрозы. Ведь если доктор говорит, что лечит вас, чтобы вам стало лучше, можно проверить это так же задавшись вопросом: стало ли вам после лечения лучше или хуже. И если обнаружится, что после каждого «лечения» ваше здоровье ухудшается (а доходы доктора возрастают), то скептицизм в отношении его заявления об опыте и благих намерениях вполне правомерен. Государства, говорящие о защите свободы граждан, в результате такой защиты не должны лишать свободы. Тем не менее, ни одна война в истории не привела к увеличению свобод. Не было даже случая, чтобы они остались на прежнем уровне. Всегда, когда заявления о государственной добродетели можно проверить эмпирически, они оказываются ложными.

Правда в том, что угрозу для нашей жизни и собственности представляют не иностранные государства, а наше собственное. Государство, которое говорит, что оно необходимо хотя бы для защиты от врагов, похоже на мафиози, который требует отдавать ему половину доходов, чтобы он защищал от другого мафиози. Могу ли я купить пистолет и испытать судьбу самостоятельно? Могу ли я нанять частных охранников для защиты своей собственности? Нет, конечно. Так кто пугает нас больше: местная банда головорезов или какая-то парагвайская, которую мы никогда не видели, но про которую местная говорит, что она хочет нас захватить? [...]

Даже самое поверхностное изучения истории говорит, что нет никакой корреляции между безопасностью страны и её военными расходами. А значит и причинно-следственной связи нет. Стало быть, армии нужны не для защиты граждан от внешних врагов, а для чего-то ещё.

А как быть с мусульманской угрозой? Это тоже интересно. Если наши государства существуют для защиты нас от других государств, они не должны продавать им оружие, так? Если полицейский говорит, что его задача — защищать нас от преступников, то ему стоит воздержаться от их вооружения, так? Врач не может сначала заражать людей, а потом говорить, что вполне справедливо зарабатывает на их лечении. Наши лидеры не могут за наш счёт вооружать другие государства, одновременно заявляя, что они отбирают у нас деньги, потому что другие государства опасны. Так что если американское правительство отдало наши налоговые деньги или созданное на них оружие, скажем, Ираку или Саудовской Аравии, то оно не может требовать от нас ещё денег, говоря, что нам угрожает любая из этих стран. [...]

На это обычно возражают тем, что только некоторые другие государства представляют опасность. То есть наши лидеры знают, насколько опасны какие государства, и насколько они будут опасны в будущем, и вооружают только хороших. Но в реальности они постоянно вооружают именно тех, кого потом объявляют врагами. [...]

Есть ещё один аргумент, который нужно рассмотреть, если мы говорим о защите государством своих граждан: ценят ли правители безопасность своих граждан больше, чем эти граждане ценят собственную безопасность.

Никто из нас не хочет умереть или оказаться рабом. Мы примем любые необходимые меры для защиты своей жизни и собственности. Если кто-то требует, чтобы мы делегировали ему эту ответственность, то это было бы рационально с нашей стороны только если он печётся о нашей жизни и собственности больше нас самих.

Если лидеру нашей страны наша жизнь дороже, чем нам; дорога так, как многим родителям дорога жизнь их детей, то, очевидно, он будет первым, кто пожертвует собственной жизнью ради нас во время войны, как родитель сделал бы для ребёнка. В политике и на войне так не бывает, лидеры никогда не умирают первыми на поле боя.

Если лидера беспокоит наша безопасность больше нас самих, вряд ли личная угроза заставила бы его отказаться от ведения войны. [...] С момента обретения государствами ядерного оружия, ни одна ядерная держава не объявляла войны другой. Что изменилось? Количество потенциальных смертей? Нет, конечно: в Первую и Вторую мировую войну были убиты десятки миллионов. [...] Единственное существенное отличие между традиционным оружием и ядерным оружием состоит в том, что ядерное оружие представляет угрозу для политических лидеров. Они, их семьи и друзья могут быть убиты. Ядерное оружие — угроза для правящего класса. Конечно, это касается и другого оружия массового поражения, именно поэтому правители говорят о нём с таким ужасом.

Как только собственная жизнь и интересы лидера оказываются под угрозой в случае войны, он чудесным образом решает воздержаться от её объявления. [...]

Итак, идея, что государства существуют для защиты граждан — полный бред, и пока мы верим в это, мы в опасности. Государства используют любое оправдание для применения силы к нам, и «национальная безопасность» — одно из самых опасных. [...] Пока мы жертвуем свободой ради безопасности, государства будут продолжать создавать для нас угрозы, чтобы сильнее поработить нас, «защищая» от насилия, которое сами же и порождают.

2015   красная таблетка   общество   перевод   политика   философия   цитаты

Об инфляции

Эту заметку я начал писать после заметки про налоги, но не дописал. События последних суток заставили дописать.

Налоги — лишь один из способов насильственного отъёма денег представителями государства (далее просто «государством»). Он завёрнут в многослойную пропаганду, направленную на моральное обоснование. Но способ прямолинейный: у тебя тупо отнимают твои деньги. Ясно, что многим это не нравится, поэтому люди уходят от уплаты налогов. Тут на помощь приходит инфляция.

Инфляция — более изощрённый способ отъёма денег, а инфляционизм — его моральное обоснование. Если у вас в школе была экономика, вам наверняка рассказывали, что «небольшой стабильный уровень инфляции полезен для экономики». Идея в том, что деньги мало-помалу обесцениваются, и это мотивирует людей тратить их. В результате производятся товары, появляется больше рабочих мест, развивается промышленность. Короче, всё прекрасно. Если бы не инфляция, все бы хранили деньги под подушкой и ничего не покупали бы.

Если изучать экономику с начала, а не со школьных лозунгов, то станет ясно, что это... да, вы правильно догадались, шляпа! Но я не потяну пока объяснение с начала, поэтому зайду с другой стороны.

Задайте себе вопрос: что не так с фальшивомонетчеством? Почему мы считаем преступниками тех, кто платит поддельными деньгами? Предположим, неотличимыми от «настоящих»?

Это конечно, всем очевидно, но всё же. Когда фальшивомонетчик покупает машину за поддельный миллион, денег в мире становится больше, но товаров остаётся столько же. По мере того, как люди это понимают, товары дорожают. В результате выходит, что все скинулись нашему герою на машину за миллион, потратив чуть больше кто на колбасу, кто на айфон.

Поскольку поддельные деньги неотличимы от остальных, мы понимаем, что наш герой получает машину нахаляву только потому, что тратил свой миллион первым. По мере роста цен, те, кому достаются части миллиона, получают все меньше халявы, а остальные всё больше спонсируют их, пока цены не доходят до уровня, учитывающего этот лишний миллион в мире. Таким образом, кто первый тратит поддельные деньги, живёт за счёт других помимо их воли.

При чём тут инфляция? Это она и есть. Инфляция — это синоним фальшивомонетчества. Когда «государство» печатает деньги, оно делает ровно то же, что наш герой: получает возможность первым их потратить, пока рынок не в курсе. А потом все скидываются.

Разумеется, те ребята, которые в комментах к заметке про налоги писали, что «государство» имеет право собирать налоги, скажут сейчас, что оно имеет право и печатать деньги. Но тогда я у него спрошу, кто такое это «государство», и отправлю проводить мысленный эксперимент с Новой избирательной комиссией.

Инфляция помогает правителям тратить деньги на то, что им хочется, не интересуясь мнением людей. А «небольшой стабильный уровень» нужен просто, чтобы он не бросался в глаза и все привыкали. Но когда очень надо, он тут же становится большим и нестабильным, конечно же.

Очень красивая схема.

2014   биткоин   красная таблетка   общество   шляпа   экономика

Почему люди платят налоги

Люди платят налоги только потому что их вынуждают, угрожая применить силу при сопротивлении.

Находятся те, кто говорит, что платит налоги добровольно.

Людям трудно признать, что они платят налоги только из страха возмездия со стороны представителей государства. Мне самому было трудно себе в этом признаться. Я ведь не ворую не потому, что я боюсь попадания в ад или в тюрьму, а потому что понимаю, что воровать — плохо. А с налогами в чём разница? Человеку сказать, что он платит налоги лишь потому, что боится, что его поймают и накажут, означает признаться в том, что он — плохой. Это очень некомфортно, люди хотят быть хорошими. Именно поэтому представителям государства важно, чтобы все думали, что платить налоги — это хорошо, благородно и цивилизованно, а не платить — плохо. Но это ложь. Воровство и неуплата налогов не имеют ничего общего с моральной точки зрения. Воровать плохо, не платить налоги — опасно.

Предлагаю проанализировать мотивацию человека при оплате налогов и провести несколько мысленных экспериментов, чтобы представить своё поведение при изменении мотивации.

В чём именно состоит опасность для неплательщика налогов? Если вы не заплатите налоги, сначала вам придёт письмо, потом человек в форме, потом вас посадят в тюрьму, причём если вы будете оказывать сопротивление — вас убьют. Промежуточных шагов между неуплатой налогов и убийством много, поэтому не сразу видно, что в конце цепочки — смерть. Но если бы её там не было, промежуточные шаги не имели бы никакого эффекта. Подумаешь, пришло письмо.

Смысл письма в том, чтобы мягко намекнуть на то, что надо заплатить по-хорошему — угроза физической расправы за сопротивление в нём ещё почти не заметна. Но каждый следующий элемент цепочки всё более неприятен. Если письмо вас не убедило, может, хотя бы человек в форме убедит. При этом если вы точно знаете, что бороться бесполезно, то эффективнее всего не тратить энергию на борьбу вообще. Именно поэтому большинству людей достаточно письма, и дело не доходит даже до человека в форме.

Теперь предположим, что вы утверждаете, что платите налоги добровольно. Оплата налогов в вашем понимании — это ответственный гражданский поступок, характеризующий вас как честного человека. Ваше правосознание говорит вам: если я не заплачу налоги, то никто не построит дороги и не позаботится о больных.

* * *

Давайте проведём мысленный эксперимент. Пусть с сегодняшнего дня оплата налогов необязательна — за неуплату не следует наказания. Как и раньше приходит письмо, потом человек, потом для вас организуют клетку, где вы можете посидеть и подумать о своём поведении, но вы вправе проигнорировать письмо, послать человека подальше и не пойти в клетку, и вам ничего за это не будет. У представителей государства больше нет оружия, чтобы вас заставить. Правильно ли я понимаю, что в этой ситуации вы по-прежнему будете платить налоги?

Если нет, то тогда ваше исходное утверждение, что вы платите налоги добровольно, ложно, и вам пора признаться себе в том, что вы платите налоги только из страха возмездия за неуплату.

* * *

Но предположим, что вы утверждаете, что будете платить налоги даже в ситуации, когда у государства нет оружия, чтобы вас заставить. Тогда предположим, по закону нужно заполнить налоговую декларацию строго определённым образом и предоставлять определённый пакет документов, доказывающих правильность её заполнения, при этом всё нужно оплатить в определённый срок. Правильно ли я понимаю, что если после оплаты налогов вам позвонят и скажут, что декларация заполнена неверно и документов не хватает, поэтому налоги считаются неоплаченными, то вы отправитесь перезаполнять и предоставлять документы, и ещё оплатите все пени за случившуюся просрочку, несмотря на то, что вам вообще ничем не грозит игнорирование этого звонка и просрочки?

Если нет, то тогда ваше исходное утверждение, что вы платите налоги добровольно, ложно, и вам пора признаться себе в том, что вы платите налоги только из страха возмездия за неуплату.

* * *

Но предположим, что вы утверждаете, что будете платить налоги строго по правилам, в срок, с полным пакетом правильно заполненных документов, и пенями, поскольку это не такие уж большие неудобства за то, чтобы иметь дороги и больницы. Тогда предположим, прямо напротив вашего дома открывается заведение под названием «Новая налоговая инспекция», в которой, вдобавок, работают чуть более милые девушки, чем в предыдущей. Вы начинаете платить там. Но ребята из старой налоговой говорят, что «Новая» — самозванцы. Как вы поймёте, правда ли это? Ребята из «Новой» говорят, что самозванцы как раз были в старой. Напомню, что у старой налоговой нет оружия, она не может прийти к «Новой» и забрать всех в клетку за мошенничество. Будучи не в силах убедить вас в том, что она «настоящая», старая налоговая просит лично президента сказать по телевизору, что «Новая» — мошенники. Правильно ли я понимаю, что после слов президента вы начнёте снова платить в старую, да ещё и заплатите туда все те налоги, которые до этого по ошибке заплатили «мошенникам» вместе с полагающимися за просрочку пенями?

Если нет, то тогда ваше исходное утверждение, что вы платите налоги добровольно, ложно, и вам пора признаться себе в том, что вы платите налоги только из страха возмездия за неуплату.

* * *

Но предположим, что вы утверждаете, что вы так и поступите, поняв, что ошиблись. Тогда предположим, что вы тратите много денег на благотворительность. Во многих странах благотворительность снижает налоги, но, допустим, по законам вашей страны это не так. Старая налоговая продолжает начислять вам налоги и пени безо всякого учёта вашего вклада в развитие культуры и здоровья детей. А «Новая» предлагает вам платить в два раза меньше. Правильно ли я понимаю, что вы продолжите платить налоги в старую вдобавок к благотворительности?

Если нет, то тогда ваше исходное утверждение, что вы платите налоги добровольно, ложно, и вам пора признаться себе в том, что вы платите налоги только из страха возмездия за неуплату.

* * *

Но предположим, что вы утверждаете, что будете как ответственный гражданин платить в старую, настоящую налоговую. Теперь предположим, что прошёл год, и «Новая» опубликовала подробный отчёт о расходах заплаченных ей налогов: построены дорога и больница. Кроме того, публикует отчёт «Прекрасная» налоговая, которая, оказывается работала последний год в другом районе города. Они построили пять дорог, три больницы и луна-парк, а ещё провели всем жителям района интернет. Вы отправляетесь смотреть — и всё это правда построено, причём хорошее; спрашиваете у жителей — интернет правда работает, быстро. Вы приходите в старую налоговую и спрашиваете, куда ушли ваши налоги, а вам говорят, что это не вашего ума дело; не хотите — не платите. Но президент повторяет, что «Новая» и «Прекрасная» — мошенники, а настоящая, государственная налоговая инспекция — это та старая, куда вы платили всю жизнь. Правильно ли я понимаю, что после всего этого вы продолжите платить налоги в старую?

Если нет, то тогда ваше исходное утверждение, что вы платите налоги добровольно, ложно, и вам пора признаться себе в том, что вы платите налоги только из страха возмездия за неуплату.

* * *

Но предположим, что вы утверждаете, что несмотря ни на что продолжите платить в «настоящую» старую налоговую, ведь так сказал президент. Что ж, вы — дебил!

Ой, простите, сорвался — возвращаемся к конструктивному диалогу.

Допустим, что бы ни произошло, вы будете платить налоги в ту организацию, на которую укажет президент, невзирая на её неэффективность и все связанные с этим неудобства и на тот факт, что вы могли бы этого не делать без каких-либо рисков для себя. Тогда вам придётся ответить на следующий вопрос: кто такой президент? Почему он имеет над вами такую власть? Как вы определяете, кто настоящий президент, а кто самозванец?

Возможно, вам покажется, что я отклонился от темы, но на самом деле это не так. Ведь если критерием правильного, благородного поступка для вас является следование указанию президента, вы должны быть уверены, что вас не обманывают, и что тот, кто называет себя президентом, действительно имеет право так себя называть. Конечно, есть шанс, что вы просто верите, что он настоящий, и эта вера религиозна и не подлежит оспариванию — в этом случае мне нечем крыть. Но предположим, что вы считаете своё мнение рациональным. Например, президент выиграл выборы.

* * *

Наверное, вы уже догадались, какой мысленный эксперимент я предложу следующим? Да-да, напротив вашего дома открывается «Новая избирательная комиссия», которая предлагает всем желающим участвовать в выборах президента. И нет, старая избирательная комиссия не может прийти и закрыть эту, угрожая физической расправой. И да, новая выбирает честнее, публикует подробные отчёты, видео, математически и криптографически доказывает, что подсчёт голосов честный. А председатель старой избирательной комиссии умеет считать до 146 и плетёт неубедительную фигню. И вот после выборов «Новая избирательная комиссия» объявляет, что по её подсчётам президент — другой человек, чем тот, кто называл себя президентом до этого. И новый президент говорит, что платить налоги стоит в ту налоговую, результаты работы которой вам больше по душе.

Так что, какой у вас план? Будете и дальше платить налоги в старую — или проснётесь?

* * *

Люди платят налоги только потому что их вынуждают, угрожая применить силу при сопротивлении. Налоги — преступная схема отъёма денег, вокруг которой куча пропаганды и мифов, нужных для того, чтобы люди об этом не особо задумывались. Ведь когда человеку очевидно, что у него регулярно крадут, он начинает защищаться.

Мысль, что вы сами носите деньги бандитам, покажется вам очень некомфортной, и вы сразу же найдёте новые возражения. Комментарии открыты для них.

2014   красная таблетка   общество   философия   экономика