Подписаться на блог
В Твиттере

Реплики и ссылки на заметки

В Фейсбуке

Ссылки на заметки

Вконтакте

Ссылки на заметки

В Телеграме

Ссылки на заметки

В Тумблере

Заметки целиком

В Же-же

Заметки целиком

По РСС

Заметки целиком

Если что-то из этого не работает, напишите мне: ilyabirman@ilyabirman.ru.

Библиотека имени Боровицких ворот

Не устаю писать о кретинистичности московскометрошной системы наименования станций. Оказывается, чтобы выйти на улице из вестибюля с надписью «Боровицкая», нужно ехать до платформы с надписью «Библиотека имени Ленина», потому, что до этого выхода от неё раз в 5 ближе, чем от платформы Серпуховско-Тимирязевской линии с надписью «Боровицкая».

Поражает количество прозомбированных москвичей, которые считают, что в этой системе есть что-то хорошее и пытаются её зачем-то защищать. Люди на полном серьёзе говорят, что к этой станции просто относится другой вестибюль, отказываясь признавать маразматичность самой идеи связывания платформы под землёй с выходом в город в подобных ситуациях.

Нельзя гордиться своим идиотизмом до такой степени, чтобы сопротивляться изменениям в сторону большей вменяемости.

Когда-нибудь проектировщики московского метро, наконец, поймут, почему весь мир делает вот так:

Одна станция - одно название - сколько угодно платформ скольки угодно линий
Подписаться на блог
Поделиться
Отправить
13 комментариев
Колян
Вероятно этот выход был построен вместе с Боровицкой.

Если назвать четыре станции одним именем, получится путаница: когда договоришься встретиться на одной из них, либо перепутаешь платформу, либо придётся уточнять линию. Самая засада — встретиться на Китай-городе или Третьяковской. Тут даже уточнение линии не поможет.
Так что «Кремль» возможен как уточнение нахождения узла станций.
Илья Бирман
Слышу этот рассказ в 158-й раз. У плохой системы есть побочный эффект, из которого люди научились извлекать пользу — договариваться о встрече. Научились бы и без него.

Надо называть одну станцию одним именем, а не четыре. Кремль — это одна станция, на которой останавливаются поезда четырёх линий.

Какой выход вместе с чем был построен — мне, естественно, по барабану. Выход должен называться «Выход в город», а не «Боровицкая» и находиться по указателям «На Боровицкую площадь, Моховую улицу, Знаменку, Волхонку» под землёй и по указателям «Сокольническая, Серпуховско-Тимирязевская, Арбатско-Покровская и Филёвская линии» и под этим несколько мельче «станция Кремль» — из города.
Алексей Матюшкин
Я читаю RSS, потому придираюсь к alt-тексту :-)
Одна станция — одно название — сколько угодно платформ — сколько угодно линий.
Это — неверный вывод из верных посылок. Для назначения, например, встречи (целеуказания, whatsoever) — напрашивается вариант «Кремль, серая ветка (IV путь)». А к выходу с серой ветки ближе (пардон) — выход с красной. К ветке-то все одно привязываться придется, а уж названием («Боровицкая»), цветом («серая»), или номером — роли не играет.

Номера линий, разумеется, логичнее, правильнее и эстетичнее. Только вот исторически сложилось так, как сложилось. Люди привыкли. Я лично, например, был против обратного переименования Ленинграда в Санкт-Петербург. Потому что перечеркнуть историю ради эстетики, или, там, логики — это преступление, всегда приводящее к тяжелым последствиям.
Илья Бирман
Номера линий сосут. Названия должны быть нормальные.

Если вы встречаетесь в городе, не надо привязываться ни к каким веткам. Встречайтесь у выхода к Боровицкой площади.
Андрей Климкин
Традиция присваивать имя связке «подземная платформа — наземный вестибюль», а не узлам станций разных веток, уходит своими корнями в далекие уже годы первых лет строительства метрополитена. Тогда (в какой-то степени и до сих пор) каждая построенная станция метрополитена виделась объектом достаточно серьёзного масштаба, чтобы оказаться достойной имени собственного.
То, что эта традиция не нравится лично вам, не делает эту систему наименований более кретинистической или маразматической. Кроме того, тот факт, что от разных людей вы слышите по 158 однообразных объяснений удобства такой системы имен, не наталкивает вас на мысль, что такая система действительно удобна?
Вот лично я вижу очень большой смысл в том, чтобы знать, на какую платформу какой ветки я попаду, заходя в тот или иной наземный вестибюль. Я уверен, что найдется чуть больше 158 других людей, которым это тоже почему-то нужно.
Выход должен называться «Выход в город», а не «Боровицкая» и находиться по указателям «На Боровицкую площадь, Моховую улицу, Знаменку, Волхонку» под землёй
Вы удивитесь, но сейчас всё именно так и обстоит.
Илья Бирман
Вы снова станцией называете связку одного вестибюля и одной платформы. А я предлагаю вам называть станцией весь комплекс путей, платформ, переходов, кассовых залов, и всего остального, как это делают во всём мире, — а так же в России везде, кроме метрополитенов.

Если платформу Боровицкую и связывает с вестибюлем Боровицким время постройки, то я не понимаю, почему меня это должно волновать, если от вестибюля ближе до платформы Библиотеки.

Я думаю, что привыкшие люди всегда защищают то, к чему привыкли, не вникая в то, что в этом хорошего, а что — плохого. Я думаю, что видел «со стороны» несколько метрополитенов мира и поэтому могу судить. Я думаю, что не зря в большинстве стран мира такой ерундой, как Москве, не занимаются.

В конце вы цитируете часть моего предложения и пытаетесь на это отвечать. Это некрасиво. Если бы кроме этого в комментарии ничего не было, я бы удалил его.
Андрей Колпаков
Согласен с мнением — ведь и на Таганской, и на Китай-городе нам вполне удается встретиться.

А что касается станций в центре, то мне обычно удобнее пройти все, что нужно, над землей. Если я на Боровицкой, а надо на Таганскую, то я не буду спускаться в метро с Боровицкой, переходить на Библиотеку, ехать до Лубянки, переходить на Кузнецкий мост и ехать до Таганки. Я просто дойду до Китай-города и проедусь одну остановку. Не уверен, что это быстрее, но точно не намного медленнее и уж однозначно приятнее :)
Колян
Надо называть одну станцию одним именем, а не четыре. Кремль — это одна станция, на которой останавливаются поезда четырёх линий.
Как хорошо, что это останется только на этой странице.

А то можно весь метрополитен назвать «Москва», а узел трёх вокзалов — Ярославский, Казанский, Ленинградский — как-нибудь Каланчёвский или Комсомольский.
Илья Бирман
Вникни, пожалуйста, в то, что я написал, и не передёргивай.

Мы оба понимаем, что твоя логика не работает, но ты, кажется, пока не понял, почему именно. В качестве отправной точки — прочитай определение понятия «станция» в словаре.

И, ещё раз: только советские метрополитены подвержены этой болезни.
Юрко
Поддерживаю в дискуссии Илью. Сначала то, что в Европе станции пересадок называются одинаково, удивило, но вообще это очень удобно. А когда я первый раз катался в метрополитене, наоборот, поразило, что в разных местах одна и та же станция называется по разному.

Когда планируешь маршрут в незнакомом городе, удобно не «ехать до Театральной, там пересесть на Золотые Ворота», а «Ехать по синей линий до Тетральной, и пересесть на зеленую линию» (я не помню цветов линий, ибо различаю их по станциям пересадок, так что могу ошибиться с цветами). +указатели с соответствующими цветами. По моему, понятно, что кодирование цветом удобнее для иногородних, чем кодирование названием станции. 

Олег
Илья, замечательное замечание, спасибо :-)
Сергей
Говорят, в Токио есть переход между двумя станциями чуть ли не в 500 метров длиной.

Как человек, побывавший в московском метро после сеульского (а не до), соглашусь — называть пересадочные станции разными именами — это странно и нелогично. Поэтому компании вроде МТС или Билайна хитрили в своей рекламе: «Теперь связь есть уже на …надцати станциях» — то есть на самом деле узлах на шести — семи.

Разные названия — просто историческая данность, ничего тут не поделаешь. Ну и что, что нелогично. Ещё хорошо бы, чтобы станции были раскрашены согласно цвету своей линии, а не как попало. Но новые станции в Москве по-прежнему строят случайных цветов.

А вот ещё про выходы. В Сан-Паулу на авениде Паулиста есть станция Консоласао, пересадочная на станцию Паулиста, выходящую на улицу Консоласао (http://brasil.skirienko.info/2007-07-30/DSCN0006.JPG.html). Просто на Паулисте несколько станций, а перекрёсток с Консоласао только один. А выглядит нелогично, правда?
Павел Ушаков
Кстати, Илья, я тоже недавно был в Москве и тоже поразился идиотизму всех московских указателей, причём метрошных в том числе (кстати тоже шёл из «Боровицкой», но вышел на «Библиотеке», чему был несказанно удивлён). Но мало того — метрошных: на улицах не разобраться, как, скажем, дорогу перейти. Недалеко от выхода ст. «Библиотека им. Ленина» есть подземный переход. Если ты находишся на стороне библиотеки — всё ясно. Но если на противоположной — фиг чего найдёшь.
Илья Бирман
Москва гордится идиотизмом своих указателей и всё время уверяет себя, что ей так удобнее.
voldmar
Идея хорошая.

А как быть с тем, что станция Арбатская синей ветки находится всё-таки ближе к Арбату, чем к Кремлю?
Илья Бирман
Это не важно. Нужно просто определиться с тем, какой наиболее значимый объект находится рядом с узлом.

Двух Арбатских на разных линиях, кстати, тоже быть не должно :-) Даже несмотря на то, что в Лондоне такое бывает.
Павел Ушаков
Вот в том-то и дело, что ей так удобнее. Благо есть с чем сравнить. У нас в Питере почти на каждом шагу стоят двуязычные стенды с картой, на которой показано, где что из необходимого расположено. При этом карта непосредственно той части города, в которой ты сейчас находишься. Очень полезная штука даже для петербуржца. Что касается московских стендов с картой города и схемой метрополитена на ней, то это верх информативного кретинизма. Во-первых, когда я в центре, меня меньше всего волнует, что находится в Бутове или Алтуфьеве. Во-вторых, меня интересуют улицы и их названия, чтобы понять, не потерялся ли я. В третьих, отсутсвие указателей тех мест, которые мне интересны, тоже весьма ужасно, к тому же усугубляет позицию дебильная система улиц и проспектов Москвы.
Что касается системы, то полностью поддерживаю Илью. У нас в Питере тоже есть пересадочные узлы, с разными названиями для станций. В 2008 году будет у нас такой пересадочный узел: «Садовая»-«Спасская»-«Сенная площадь». При этом, все вестибюли будут располагаться на Сенной площади. Не легче ли было сразу всё назвать «Сенной площадью» и не париться вообще?
Илья Бирман
Легче.

Но советские метростроители лёгких путей не ищут.
Атари
А по мне так было бы удобнее, если бы не было «Павелецкая радиальная» и «Павелецкая кольцевая». Всегда путаница из-за этой фигни — «черт, так мы встречались на радиальной? Я думал, на кольцевой!».
Если бы у каждой узловой точки на каждой ветке было бы свое уникальное название — это бы сделало жизнь проще. Сейчас же московские метрополитеностроители чередуют обе схемы — то называя одинаково станции на разных ветках, то придумывая им разные имена. 
Илья Бирман
И по мне было бы удобнее, если бы не было «Павелецкая-Радиальная» и «Павелецкая-Кольцевая». Должна быть просто «Павелецкая»! Выходы в город должны быть легко идентифицируемыми и отличимыми друг от друга.
Атари
А как тогда организовать встречу в центре платформы какой-либо станции? Частый сценарий. 
Илья Бирман
Платформу, конечно, идентифицируешь по линии или направлению. Например, «Встречаемся на в центре зала на Павелецкой в сторону центра».

В любом случае, нужны уточняющие слова, и это нормально.

Пока вы не сказали, я даже не понимал, имеете ли вы в виду встречу на улице или под землёй — даже это нужно было уточнить — так что разнобой с названиями платформ-вестибюлей тут ничем не помогает.

Кроме того, вестибюли с платформами часто связаны весьма неочевидным образом. Фраза «встретимся на станции Охотный ряд» не значит ровным счётом ничего.

Наконец, я знаю, что Баррикадная-Краснопресненская, Новослободская-Менделеевская или Таганская-Марксистская — это одни и те же, но упомнить, какая из них к какой линии относится, невозможно, поэтому всё равно линию лучше уточнить.

Пользовательский интерфейс
Доступен первый раздел
электронного учебника

Популярное