Хитрые падежи русского языка

1 октября 2006, 14:30

Недавно наткнулся на упоминание того факта, что в русском языке существует больше падежей, чем те шесть, которые мы проходили в школе. Стал копать дальше и, в общем, насчитал их целых тринадцать. Это позволило мне глубже прочувствовать суть понятий падеж и склонение, и ещё сильнее полюбить русский язык.

Про шесть официальных падежей мы более-менее «всё знаем», поэтому сразу напишу про то, что мне удалось накопать про другие семь: количественно-отделительный, лишительный, ждательный, местный, звательный, превратительный и счётный. Комментировать всё буду без ссылок на источники, потому, что я их уже совершенно не помню; всю эту информацию можно по крупицам собрать, подсовывая Яндексу названия падежей и обращая внимание на то, чтобы в находимых местах речь шла о русском языке. Во всех рассуждениях буду использовать собственное чувство языка, поэтому абсолютной правильности обещать не могу, но надеюсь, что кому-то всё это будет интересно. Буду очень рад компетентным комментариям или просто мнениям сочувствующих.

Количественно-отделительный падеж является разновидностью родительного, в том смысле, что он отвечает на его же вопросы и указывает на некоторые из его функций. Иногда его можно легко заменить родительным, но иногда это будет звучать коряво. Например, вам предложить чашку (кого? чего?) чая или (кого? чего?) чаю? Обратите внимание, что из классических шести падежей форма «чаю» подпадает под дательный падеж (кому? чему?), но здесь она отвечает на вопрос родительного (кого? чего?). Некоторые скажут, что форма «чаю» звучит как-то архаично, по-деревенски. Не уверен, что это правда; я бы скорее сказал «чаю», чем «чая», либо вообще бы переформулировал предложение так, чтобы использовать винительный падеж («Чай будете?»). Вот другой пример: «задать жару». По-деревенски? Пожалуй, нет. А вариант «задать жара» режет слух. Ещё примеры: «налить соку», «прибавить ходу».

Лишительный падеж используется вместе с отрицанием глагола во фразах вроде «не знать правды» (но «знать правду»), «не иметь права» (но «иметь право»). Нельзя сказать, что в варианте с отрицанием мы используем родительный падеж, потому, что в некоторых случаях слова остаются в форме винительного: «не водить машину» (а не машины), «не пить водку» (а не водки). Этот падеж возникает только в том случае, если мы считаем, что каждой функции существительного должен соответствовать какой-то один конкретный падеж. Тогда лишительный падеж — это такой падеж, формы которого могут соответствовать формам родительного или винительного. Иногда они взаимозаменяемы, но в некоторых случаях нам заметно удобнее использовать только один из двух вариантов, что говорит в пользу лишительного падежа. Например «ни шагу назад» (подразумевает «не делать») звучит намного более по-русски, чем «ни шага назад».

Ждательный падеж — явление довольно сложное. Ждать (бояться, остерегаться, стесняться) мы можем кого-то или чего-то, то есть, вроде бы, должны использовать родительный падеж с этими глаголами. Однако иногда этот родительный падеж вдруг принимает форму винительного. Например, мы ждём (кого? чего?) письма, но (кого? что?) маму. А наоборот — «ждать письмо» или «ждать мамы» — как-то не по-русски (особенно, второе). Конечно, если эти формы считать допустимыми, то никакого ждательного падежа нет, просто с глаголом ждать (и его собратьями) можно использовать и родительный, и винительный падежи. Однако если эти формы допустимыми не признавать (к чему я, лично, склоняюсь), то возникает ждательный падеж, который для некоторых слов совпадает с родительным, а для некоторых — с винительным. В этом случае нам нужен критерий того, как склонять данное слово.

Попытаемся понять разницу между выражениями «ждать письма» и «ждать маму». Когда мы ждём письма, мы не ожидаем от письма никакой активности. Мы ждём не само письмо, а именно письма, доставки письма, пришествия письма, то есть какого-то явления, связанного с его появлением в нашем почтовом ящике. Письмо здесь играет пассивную роль. Но когда мы ждём маму, мы ждём не «доставки мамы таксистом до места нашей встречи», а именно саму маму, рассчитывая, что она поспешит прийти вовремя (при этом вполне возможно, что она воспользуется такси). То есть получается, что если объект, выраженный существительным, может влиять на собственное появление, то мы его ждём в форме винительного падежа (он будет «виноват», если опоздает), а если объект сам по себе ничего сделать не может, то мы его ждём уже в форме родительного. Возможно, это связанно с концепцией одушевлённости? Вполне может быть, так случается; например, в винительном падеже тоже есть схожий эффект — для неодушевлённых предметов во втором склонении он совпадает с именительным («сесть на стул»).

Местный падеж — самый понятный из всех особых падежей. Он есть, он используется каждым из нас, его формы очевидны, заменить другими словами их нельзя, и поэтому очень странно, что он не входит в школьный список. У предложного падежа можно выделить две функции (их больше, но мы это проигнорируем): указание на объект речи и указание на место или время действия. Например, можно говорить о (ком? чём?) площади, и можно стоять на (ком? чём?) площади, думать о (ком? чём?) комнате и находиться в (ком? чём?) комнате. Первый случай называется «изъяснительным падежом», а второй — «местным». У площади и комнаты эти формы не зависят от функции. А вот, например, у носа, леса, снега, рая, года — зависят. Мы говорим о носе, но выходные у нас на носу; думаем о годе, но день рождения только раз в году. Гулять в лесе нельзя, можно только в лесу.

Самое забавное, что здесь падежом управляет не предлог, а именно смысл. То есть если мы придумаем конструкцию с предлогом «в», когда нахождение в соответствующем месте не будет иметься в виду, нам обязательно захочется воспользоваться изъяснительным, а не местным падежом. Например, «я знаю толк в лесе». Если сказать «я знаю толк в лесу», то сразу кажется, что ты знаешь толк только, когда находишься в лесу, и, к тому же, забыл сказать, в чём же именно ты знаешь толк.

Звательный падеж используется при обращении к объекту, выраженному существительным. В разных источниках приводятся две группы примеров. Одна группа включает краткие формы имён, используемые только при обращении (Вась, Коль, Петь, Лен, Оль) и ещё некоторые слова (мам, пап). Другая группа включает устаревшие (жено) или религиозные (боже, господи) формы обращений. Мне не нравится идея считать это падежом, поскольку мне не кажется, что полученное в результате слово вообще является именем существительным. Поэтому же, кстати, притяжательный падеж в русском языке не является падежом, так как слова «Васин» или «мамин» являются не существительными, а прилагательными. Но что за часть речи тогда «Оль»? Я где-то встречал мнение, что это междометие, и, пожалуй, я соглашусь с этим. Действительно, «Оль» отличается от «эй» лишь тем, что оно образовано от имени «Оля», но по сути является всего лишь возгласом, направленным на привлечение внимания.

Превратительный падеж (он же включительный) используется во фразах вроде «пошёл в космонавты» или «баллотировался в президенты». В школе нам говорили, что все падежи кроме именительного — косвенные, однако это упрощение; суть косвенности не совсем в этом. Слово ставится в один из косвенных падежей, когда оно не является подлежащим. В английском языке косвенный падеж только один, поэтому его иногда так и называют — «косвенный». Его формы отличаются от прямых только у нескольких слов (I/me, we/us, they/them и т. д.).

Если, анализируя фразу «он пошёл в космонавты», мы будет считать, что «космонавты» — это множественное число, то нам надо поставить это слово в винительный падеж, и получится, что «он пошёл в (кого? что?) космонавтов». Но так не говорят, говорят «он пошёл в космонавты». Однако это не именительный падеж по трём причинам: 1) перед «космонавтами» стоит предлог, которого не бывает у именительного падежа; 2) слово «космонавты» не является подлежащим, поэтому этот падеж должен быть косвенным; 3) слово «космонавты» в данном контексте не отвечает на вопросы именительного падежа (кто? что?) — не скажешь же «в кто он пошёл?», только «в кого он пошёл?». Следовательно, имеем превратительный падеж, который отвечает на вопросы винительного, но форма которого совпадает с формой именительного во множественном числе.

Счётный падеж возникает при использовании некоторых существительных с числительными. Например, мы говорим «в течение (кого? чего?) чáса», но «три (кого? чего?) часá», то есть используем не родительный, а особый, счётный падеж. В качестве другого примера называется существительное «шаг» — якобы, «два шагá». Но я бы, кажется, сказал «два шáга», поэтому непонятно, насколько это корректный пример. Самостоятельную группу примеров составляют существительные, образованные от прилагательных. В счётном падеже они отвечают на вопросы прилагательных, от которых они произошли, причём во множественном числе. Например, «нет (кого? чего?) мастерской», но «две (каких?) мастерских». Обратим внимание, что использование множественного числа тут не оправдывается тем, что мастерских две, ведь когда у нас два стула мы говорим «два стула», а не «два стульев»; множественное число мы используем лишь начиная с пяти.

Итого. Из всех этих хитрых падежей только местный и превратительный представляются мне полноценными. Ждательный тоже имеет некоторый смысл, поскольку ждать у моря «погоду» мне не нравится. Количественно-отделительный и лишительный слишком скользкие и часто могут быть заменены родительным, поэтому их можно считать просто вариантами, предпочтительными в тех или иных случаях. Звательный я не готов считать падежом вообще, поскольку, как я уже сказал, мне не кажется, что «дядь» — это существительное. Ну, а счётный, — чёрт его знает. Эффект с существительными, образованными от прилагательных, можно считать просто глюком языка, а пример с часом, вроде бы, только один.

Подписаться на блог   Не пропустите моё мнение по очередному вопросу
30 комментариев
Oleg

Предлагаю выяснить значения 13-ти падежей в эстонском и 16-ти (кажется) в финском, и сравнить с этими. Хотя мне падежи не нравятся. Мне нравится, как работают романские языки (испанский, французский, итальянский), английский, эсперанто и токи пона. Там падежей нет (за исключением косвенных местоимений yo/mi, je/moi, io/mio, I/me и т. п.), а все перечисленные отношения выражаются с помощью разнообразных предлогов и артиклей.

Илья Бирман

Очень схожи функции падежей и даже их названия. Также я вычитал, что в старом английском падежей было больше, но они постепенно исчезли. Мне падежи очень нравятся.

Siberex

Пример с шагами заставил задуматься...
Я бы сказал «Да тут всего три шáга ступить...» и «Он прошел два шагá и обернулся.», а вот почему так по-разному — сам не знаю :-)

yms

Случайно сюда набрёл. Думаю, что существование нескольких из них сильно преувеличено :) В случае «лишительного» и «ждательного» имеют место быть просто правила использования или неиспользования родительного падежа в каких-то случаях. (Каждый падеж имеет право на такие правила.) Например, говоря «по-одесски» («их есть у меня!»), использование родительного падежа можно значительно расширить ;)

В случае местного падежа — он <b>бывший</b> падеж. Сегодня, как и старый звательный падеж в слове «отче», он не является продуктивным. Можно сказать «на снегу» или «в долгу», но ни на литературном языке, ни на сетевом жаргоне не говорят «на сайту» или «в блогу у Ильи Бирмана».

«Счётный падеж» — это остатки двойственного числа, которое употребляется с числительными от 2 до 4. Хотя считать его бывшим падежом, конечно, ничто не мешает. (Бывшим — потому что, опять-таки, сегодня для новых существительных просто используют родительный падеж.)

Илья Бирман

«На снегу» сказать не «можно», а нужно; а «на снеге» — нельзя. Просто слова «снег» и «сайт» по-разному склоняются. Местный падеж слов «сайт» или «блог» совпадает с изъяснительным, а у слов «снег» или «год» — не совпадает, в чём нет ничего удивительного. Если «стул» в винительном падеже будет «стул», это же не значит, что винительный падеж не является продуктивным, правда? Другой вопрос, что слов, у которых изъяснительный отличается от местного, не очень много. Но я не знаю, сколько конкретно нужно слов, чтобы падеж признать.

yms

Нет, так не пойдет: мы же не можем сказать, что в русском языке есть все 18 венгерских падежей, но «просто они совпадают» с одним из уже имеющихся. Дело не в том, что он «совпадает» или «не совпадает», а в том, что сегодня его вообще нет, поскольку у новых слов он не образуется, а сохранился только у старых, т. е. в устойчивых конструкциях.

Илья Бирман

Если 18 падежей совпадают всегда, то можно сказать, что это один падеж, у которого просто 18 функций. Но если они совпадают не всегда, и есть чёткое функциональное различие между ними, то, мне кажется, это вполне себе отдельные падежи.

Я не уверен, что необразуемость у новых слов — это критерий отсутствия падежа. Более того, я не уверен, что завтра не появится такое слово (такого слова?), которое вдруг снова люди начнут по-разному употреблять в изъяснительном и местном смыслах.

BOLK

А как же олбанские падежи?

Автор -> аффтар

Александр Ивлев

Сильно... Хотя признак отнесения формы существительного к одному из падежей, как любое кластеризующее правило, ограничивается только соглашением (формальным) о признаках общепринятой классификации. Возможно в русском языке их больше, чем 13. Или, даже, 113... Но всё, что выходит за рамки «законодательных 6» попадает в категорию «исключения», и там, собственно говоря и пребывает в меньшинстве.

Илья Бирман

Не уверен, что так.

Мне кажется, это искусственное упрощение вещей. Из-за этого многим людям кажется, что «чашка чаю» — это как-то неправильно, ведь должно быть «(кого? чего?) чая». То есть сначала придумали заведомо более простую, чем в действительности, систему, а потом действительность стали под неё подгонять.

Александр Ивлев

«Мне кажется, это искусственное упрощение вещей».А мне не кажется. Я это знаю.:)

Хорошо, для более полного понимания процитирую: «Согласие — есть продукт договоренности при отсутствии взаимного противления сторон». Стороны, которые изучают русский язык, договорились, что падежей — 6, и формально закрепили это в нормах и правилах. На основании этих норм и правил создали учебники.

Позже из этих учебников были выброшены «большой» и «малый юс», «ферт», «фита», «ижица», «ять» и пр. Кто-то воспринял это как трагедию, а кто-то — как реформу. Ни чего не поделаешь, Илья. Есть т. н. «научная мафия», которая сначала договаривается между собой, а потом преподносит всем остальным «продукты договоренности». Кстати, буду Вам очень благодарен, если вдруг вы наткнетесь на исследование: «Научная мафия и ее язык» сделанное в Гарварде (?) в конце прошлого века. Вкратце, речь идет о системе «опознавания» «свой-чужой» на на основе владения профессиональной «академической феней» в американских университетах. Я уже несколько лет периодически вспоминаю о нем и пытаюсь найти ссылки на эту работу.

Очевидно все следы в сети подтерла мафия. Омерта.

Siberex

Ну да, разумеется, как же я не догадался, ведь это всё научная (учёная?) мафия постаралась. А ещё есть научные террористы и научное правительство — они, естественно, все друг с другом борятся (борюцца?), а результаты этой борьбы приходится расхлёбывать простым смертным. Вот букву «Ё» тоже, наверное, изобрело научное правительство и против неё активно сражается научная мафия, которой когда-то удалось победить сиволы «ять» и «ижица». Мда :-)

Александр Ивлев

«разумеется, как же я не догадался»

не упрощайте :)

А насчет буквы «ё» — абсолютно правильно. В 1783 году, на заседании Российской Академии наук её предложила использовать Дашкова, первая российская женщина-академик. (Впрочем, некоторые приписываю её Карамзину, который, впрочем, так же был академиком РАН).

PS. А что за «мафию» сказал — Вы уж это... Не очень... Или дайте другое определение группе лиц, удовлетворяющих свое любопытство за счет государства путем фальсификации в своих интересах научных знаний — и я Вас первый поддержу. (я шучу, хотя, согласно наукометрии, дисциплине о научных знаниях, порядка 40% исследований в той или иной степени фальсифицированы или опираются на выводы фальсифицированных исследований... Хотя и это утверждение так же может быть фальсификацией) (шучу)

PPS. «Все вышеизложенное — шутка. И только шутка.
Ведь право судить принадлежит Богу.
И только ему.
За исключением критиков.»
Догма. View Askew.

Владимир Игонин

«Лююдк, а Людк!» © «Любовь и голуби»

Спасибо за интересное исследование. Из тебя получился бы хороший языковед... или математик :)

Паата Бадриевич Джикидзе

С числами в русском языке тоже не все просто. В старославянском их было три:
-единственное
-двойственное (оно же малочисленное) — пример: года — это мало
-множественное (истинно множественное) — пример: годы — это много

Пройдут года, а может быть, и годы...

С единственным все ясно.

Двойственное характерно использовалось для обозначения парных предметов (рукава, глаза...)
В склонении очень заметно:
1 глаз
2 глаза
3 глаза
4 глаза
5 глаз
...

1 город
2 города
3 города
4 города
5 городов
...

При одной из реформ языка (петровской, насколько помню) сократили число чисел (блин!) до европейского стандарту. Ясен колпак, тут же появилась масса неочевидных правил.

Кстати, именно поэтому четыре кокоса — не куча! :) Привет тебе, Мартышка!;)

Западноевропейская логика — двоичная, русская же — троичная. Да, нет, может быть, и все такое. Посему, для изгнания избыточных толкований переговоры удобно вести на европейских языках, а толковать «за жизнь» — на русском. Вопрос лингвистам: что с Азией по этой теме? С Африкой?

Всем спасибо,
paata.moikrug.ru

P.S. Слышал как-то, что в китайском языке время — одно. Думаю, гонят. А если формально и так, то куда-то это сложность вылезет. Не в грамматику, так в фонетику. Есть подозрение, что у любого языка уровень сложности инвариантен. Хоть как описывай — не упростишь. Это как на баскетбольном мяче «грыжу» уминать — всё едино где-нибудь да вылезет... :)

Рекапитулянт

Насчет звательного падежа — мне как раз его жаль, поскольку он-то, хотя бы, действительно был падежом в свое время, что и отмечено в старом употреблении «Господи», «Боже» и т. п. Самое смешное, что это единственный падеж, сохранившийся в болгарском языке, и применяется к любому объекту: не только «госпожо» (от «госпожа») «господине» (от господин), «човече» (от «човек»), но и «планино» (от «планина»), и даже «Българийо» (от «България»). Иногда его очень не хватает..

Искатель

Очень интересно! Должно сильно помочь иностранцам в изучении языка. Потому что очень смешно иногда звучит, как они говорят строго по правилам, а звучит совсем не по-русски.
Но упрощение правил изначально и делалось для упрощения изучения языка, что само по себе весьма позитивный момент — чем проще язык, тем больше людей будут на нём говорить. Но сам язык оказался против, не захотев подчиняться новым правилам.
Кстати, есть такой эффект (касательно мастерских, например), когда использование слова сформировалось при одном взгляде на него, а когда слово изменилось, использование осталось.
Вот, например, «кофе» — его использование должно совпадать, например, со словом «поле». Но оно осталось существительным, так как изначально имело форму «кофей» по аналогии со словом «чай». Поэтому одинаково формируются слова «чайная» и «кофейная», а не «полевая» и «кофевая».

wiz

Ещё каких-нибудь 73 падежа и мы догоним Ithkuil...

Yosha

Как то работая в одной конторе я пристал к одному из лингвистов по поводу архаизмов русского языка.

Кроме фонетики он назвал именно наличие 2 падежей: местного и звательного.

Звательный падеж есть в  родне русского (нап. украинском) и  у двоюродных «братьев» (напр. латышском).

Местный падеж остался вырождено: на мосту, на снегу, на Украине (чтоб там братья не говорили:)

Y

Yosha

2 Искатель

!!Но упрощение правил изначально и делалось для упрощения изучения языка!!

Не думаю что для упрощения — скорее для употребления. Живой язык эволюционирует в сторону упрощения.

Yosha

Поискав в интернете, нашел математическое описание падежей Колмогорова-Зализняка.

Кроме местного и звательного называется ещё ждательный, счетный, лишительный, и включительный падежи

http://www.kolmogorov.pms.ru/uspensky-k_opredeleniyu_padezha_po_kolmogorovu.html

Илья Бирман

Очень смешно, но я их упомянул.

T-Sugar

Так, малозначительно, но в лингвистическом смысле может быть важно. Лёгкое замечание по одному из примеров. «Выходные на носу», равно как и «зарубить на носу» не имеют отношение к носу, находящемуся на лице. Носом (от слова «носить») называлась деревянная табличка, которую носили в древности на шее, привязаной верёвкой, и на которой делали зарубки для отметок при сборе налогов, или к примеру, при подсчёте войнов в армии. Фраза «зарубить на носу» имеет в виду буквальный процесс нанесения засечки на деревянной досточке. Выходные, которые мы держим в плане, в равной степени могут быть там же отмечены. По крайней мере мне это кажется более вероятным, нежели образное определение близости. Ведь когда мы указываем на пропущеную но очевидную деталь, мы говорим «это было у меня прямо перед носом». Или «я провернул это прямо у него под носом». Здесь более вероятно указание носа, как части лица. :)

CKopnuOH

А как же падеж скота?

Yosha

!!Очень смешно, но я их упомянул.!!Илья Бирман

А я и не говорил что их кто то забыл — просто сослался на источники в подтверждение правильности:)

Y

Максим Вуец

Довольно интересно. Спасибо за материал. Покажу потом знакомому филологу — пусть заценит (:

Кстати, насколько я помню звательный падеж мы в школе как раз и проходили.

Centaur

!!Кстати, насколько я помню звательный падеж мы в школе как раз и проходили.!!
Угу. «Звательный — “О Мышь!”» :)

КГХ

вы забываете про дуплительный падеж. например мы говорим «мы уже в кашу» или «он с утра в говно» или «я просто в кал» вместо «мы в каше», «он в говне» и «я в калу» не имея ввиду при этом место действия. эта новообретенная для языка форма — лучшее доказательство постоянного развития языка

Илья Бирман

Этот падеж называется винительным.

Искатель

КГХ, браво! =))) Стоит добавить к списку.

КГХ

хотя «в стельку» давно появилось наверное

КГХ

нет уж, тут, простите некого винить...кроме себя конечно

Паат Бадриевич Джикидзе
  1. падЁж
    насчет падежа — он не падеж, а падёж. таким способом можно хохм нагенерить немеряно. к примеру:
    — назовите отглагольное (!) прилагательное от существительного (!) сова!
    — СОВАТЕЛЬНЫЙ!!!
    с восклицательными знаками перебор вышел. всего в полтора раза меньше, чем в общевоинских уставах сооруженных сил ссср:) там девять, все в гимне;)
  2. в говно (в хлам, в лоскуты, проч.)
    это не падеж, а редуцированная форма. то есть, часть слов из фразы вывалилась. кое-что давно выпало, кое-что недавно. типа: я [есть] [[пьян]ый] в говно. редуцируются ведь самые хитовые формы словника, наверное. так что, похоже, что прилагательное «пьяный» составило конкуренцию глаголу «быть». сакаточний рюсский тушА...
  3. навеяло. а как правильно — в хлебало или по хлебалу? и почему... вопрос лингвистический:)
Erlang

В табасаранском языке (Дагестан) 46 падежей. В его диалектах до 50.

Oleg

Касательно звательного падежа. Это как раз вполне себе падеж, особенно в части имен собственных.

Так например, в украинском языке, который весьма близок к русскому, «окличный» (оклычный) падеж входит в группу основных падежей (соответственно основных получается 7) и обязателен к употреблению.

Например: Олег — Олеже.

А вот в русском языке он не прижился. Но все равно, это не другое имя существиетльное, а таки падеж.

:)

Илья Бирман

Я ничё не имею против обращений, против того, чтобы они отличались от просто названий. Я говорю, что это слово — не имя существительное, а следовательно применение слова падеж не совсем корректно.

Одиноков
  1. Маленькая помарочка: «оправдывается тем, то мастерских две» в предпоследнем абзаце.
  2. Согласен с вашим мнением по поводу практически всех «дополнительных» падежей, кроме превратительного. Не могу я и его назвать полноценным.
    Попытаюсь показать на том же примере про «пошёл в космонавты».
    В данном случае, чуется мне, словом «космонавты» определяется не несколько (много) космонавтов, а, т.с., объединение, группа людей (Профессия [с большой буквы]). (Институт? 8) Т. е., грубо говоря, в данном случае слово, оставаясь в винительном падеже, просто теряет одушевлённость. Тоже в данном случае основываюсь исключительно на своём чувствовании языка8)
  3. А вообще — огромное вам спасибо! Честно признаться, за двадцать один год жизни первый раз сталкиваюсь с подобной компиляцией!

Одиноков (odinokov.livejournal.com)

Илья Бирман
  1. Спасибо
  2. Да, такую трактовку я тоже встречал — очень может быть, что она более обоснована, чем введение превратительного падежа.
  3. Рад, что вам было интересно :-)
Популярное