Подписка на блог

РСС — лучше всего

Ещё есть автоматические трансляции в Тумблере и Же-же. Если что-то не работает, напишите мне: ilyabirman@ilyabirman.ru.

Философия

Сила

Эта заметка про силу.

Иногда молодой приличный дизайнер спрашивает: как убедить коллег не воровать картинки, не закрывать сайт банером, не спамить? Он верит, что так правильно.

Но на другой стороне ринга — Гугль-аналитика, которая, например, говорит, что спам повышает продажи. Дизайнер хочет, чтобы его вооружили другой аналитикой, которая докажет: делать правильно — выгодно. И когда такой аналитики нет, его коллеги с менее высокими идеалами торжествуют.

Некоторые в этом месте ломаются, перестают бороться за правильное и становятся рабами цифр.

Но крутые ребята делают правильно не потому, что к этому подталкивают цифры, а потому, что хотят делать правильно.

Владелец ресторана может открыть второй в другом месте. Может поменять шеф-повара. Может дать рекламу на «Русском радио». Может понизить зарплаты. Может набить почтовые ящики скидочными купонами. Как тому, кого волнует качество, убедить коллег, что стоит готовить вкусно и из нормальных продуктов?

Да никак! К измеримому успеху ведут разные пути. Можно делать фигню и быть чемпионом. Просто нет смысла сотрудничать с теми, кто хочет обобрать посетителей, накормив говном. Крутые ребята ведут дела с единомышленниками.

Но деньги — мера пользы. Если действовать в соответствии со своим «правильно», никак не сверяясь с действительностью, долго не протянешь.

Поэтому крутые предприниматели популяризуют своё «правильно»: объясняют подход, распространяют идеи, прививают вкус. И если они делают всё хорошо, в результате это и начинает приносить деньги.

Элон Маск недавно презентовал свой план колонизации Марса. Там он поделился страхом: если он погибнет, инвесторы его компании погонятся за краткосрочной прибылью, вместо того, чтобы продолжить работать над покорением Марса. Работа Маска состоит не в том, чтобы найти, на чём сейчас можно заработать. Его работа — устроить всё таким образом, чтобы заработать именно на том, что он считает правильным сам. Потому что деньги — топливо, без них не сделать.

Пять лет назад приличные компании писали ужасный текст. Маркетологи прикрывались графиками и таблицами и спрашивали: где доказательство, что инфостиль повышает продажи? Максим Ильяхов не стал играть по их правилам. Он запустил Главред, открыл Школу редакторов, издал книгу. Он придумал, как зарабатывать на том, что считает правильным сам. И сейчас появляется слой людей, для которых писать «продающую» брехню — стыдно. Читатели тоже помаленьку начинают замечать разницу.

Десять лет назад мало кого волновала пешеходная инфраструктура и развитие общественного транспорта. Выступая за расширение дорог и строительство развязок, вполне можно было получить поддержку. А предлагать обратное было невероятно рискованно. Но Максим Кац знал, что дороги нужно сужать. И стал планомерно доносить эту идею до людей — через блог, лекции и книги. Он придумал, как получить поддержку в том, что считает правильным сам. И сегодня в Москве уже многим очевидно, что он был прав.

Всё это не значит, что на аналитику не нужно смотреть. Нужно, ещё как. Но аналитика нужна не для того, чтобы выбирать курс, а для того, чтобы максимально эффективно следовать уже выбранному. Только слабый смотрит на цифры и подстраивает дело под них. Сильный — направляет цифры на дело.

Короче: знаешь, как правильно — не давай цифрам встать на пути.

2016   управление собой   философия

Кого убить беспилотной машине: справедливость

Я рассказал, что автопилоты в машинах будет всеми силами стараться спасти жизнь хозяину, даже если он в машине один и вот-вот собьёт четверых детей.

Но предположим, что вы считаете это «несправедливым», что бы это ни значило. Может, у водителя вообще рак, и он вот-вот и так умрёт, а четверо детей — вундеркинды, перебегающие дорогу на олимпиаду? Жалко очень их будет. Кажется, жалко будет достаточно многим. Может быть, даже самому водителю.

После пары таких ситуаций кто-то из производителей машин добавит «режим Иисуса». Хозяин по собственной инициативе сможет настроить приоритеты для робота: «если я в машине один, но вот-вот собью больше N детей, то пытаться спасти детей в первую очередь». И ещё будет чекбокс «но только если они переходят в разрешённом месте».

Те, у кого режим Иисуса, автоматически получат в Фейсбуке беджик, чтобы все видели, какие они молодцы (например, потому что Цукерберг решит, что это хорошо). А потом «Лавка-лавка» поддержит таких людей и сделает им скидку. А потом страховая посчитает, что с людьми без беджика выше риски, и повысит им тарифы. Найдутся и активисты, которые будут призывать к такому. Будут в Тиндере у себя писать: «Веган. Езжу в режиме Иисуса.».

Или нет. Так или иначе, если государство не будет лезть и пытаться нажиться на этой теме, то экономика ровно в той степени, в которой общество одобрит такое поведение, накажет тех, кто ему не следует.

2016   автомобиль   дороги   жизнь   философия   экономика

Кого убить беспилотной машине

У Варламова в блоге вопрос: кого убить беспилотной машине, если спасти всех невозможно — водителя с пассажирами или выбежавшего на дорогу ребёнка.

А теперь представьте, что за рулём будет робот. Точнее, за рулём вообще никто не будет сидеть, а управлять машиной будет автопилот. В отличие от человека, компьютер быстро просчитает все риски. Далее перед компьютером станет выбор, кого убить. Человека, который нарушил правила, или 4 человек, которые ни в чём не виноваты.

Зачем-то предлагается делать «моральный выбор» в отрыве от объективной реальности. Сложность выбора ещё и «усилена» за счёт того, что в машине едут четверо, а ребёнок один. А что изменится, если в машине один водитель, и он вот-вот собьёт четверых детей?

В совершенно любом случае робот должен делать всё, чтобы спасти хозяина. Говорить, что «правильно» было бы спасти детей — это такая же глупость, как говорить, что социализм «правильнее» капитализма. Это антинаучная фантазия, а экономика — одна.

Если машина будет в каких-то случаях принимать решение об убийстве своего хозяина, её не купят.

Продолжение

2016   автомобиль   дороги   жизнь   философия

Поддельная философия

Наверняка у вас в школе или университете была философия. Скорее всего, там вы изучали работы философов прошлого, но не писали собственных. На экзамене вы пересказывали мысли Платона и Ницше, но вам не приходилось думать самим. Хотя бы о том, как относиться к случаю с велокореянкой или кто прав в конфликте Эпла и ФБР.

На уроках философии разные взгляды подаются в равной степени достойными изучения. Истины нет, а есть просто много мнений разных давно мёртвых людей.

Преподаватели философии не учат рассуждать и вести дискуссию, не говорят о проблемах современной философии, не дают высказывать собственные взгляды. А хорошую оценку получает тот, кто лучше выучил кучу брехни.

Это создаёт у людей скептическое отношение к философии. На бытовом уровне под словом «философия» подразумеваются любые недоказуемые воззрения, имеющие мало практического применения, а фраза «отнесись к этому философски» вообще означает «забей».

Это не философия, а подделка.

Представьте, что так бы преподавали физику. Такой-то считал, что Солнце вращается вокруг Земли. Такой-то считал, что сила притяжения обратно пропорциональна квадрату расстояния между телами. Такой-то был сторонником теории эфира. Такой-то говорил, что в сообщающихся сосудах уровни жидкостей выравниваются. Такие-то считали, что молния бьёт, когда гневаются боги. И надо было бы учить все эти по большей части безумные взгляды и помнить, кто именно каких из них придерживался.

Настоящую физику интересует не то, что думают о природе вещей разные люди, а то, как обстоят дела на самом деле. И у физики есть инструменты определения истины.

Так же и настоящая философия, в отличие от подделки, интересуется не многообразием ерунды из прошлого, а истиной. Тут инструменты пока не так развиты, как у физики, поэтому нам есть чем заняться.

2016   философия

Про снос самостроя в Москве

Как вы, вероятно, знаете, в Москве всё снесли. В принципе, это само по себе запредельный мрак, но ещё больший мрак — то, что люди это поддерживают. А кто-то не поддерживает прям однозначно, но считает, что это непростой вопрос: с одной стороны, нехорошо получилось, но с другой, хочется же, чтобы виды были красивые.

У меня от этого бомбит.

Ваши предпочтения относительно видов Москвы не имеют отношения к сути вопроса. Снесённые строения принадлежали их владельцам, к ним пришли бандиты и всё разрушили. Тут двух мнений быть не может: это беспредел чистой воды.

Не волнует, как была оформлена собственность юридически (хотя суды, как выяснилось, были на стороне владельцев). Важно, что по факту это была их собственность: туда годами приходили продавцы и работали, ни от кого не прячась, а люди там что-то покупали, и ни у кого из участников не было ощущения, что они делают что-то аморальное.

Я тоже хочу, чтобы в городах не стояло всякого говна поперёк площадей.

Но, как и в истории с велокореянкой, у многих полностью отсутствуют моральные ориентиры, и для них «я хочу» становится валидным аргументом в моральном вопросе. То есть люди всерьёз рассуждают так: «Тут невнятная правовая база и неизвестно, откуда брались разрешения на строительство, поэтому сделать всё чисто было сложно, но невозможно же было это терпеть, так что правильно, что сделали хотя бы так».

С тем же успехом можно рассуждать так: «Воровать, конечно, нехорошо, но айфон клёвый, поэтому я его украл, и это не беда». Или: «Изменять жене нехорошо, но Маша очень красивая, поэтому с ней более-менее допустимо». Вы вот ровно так рассуждаете. Ну то есть просто вы предпочитаете, чтобы был красивый вид, и поэтому для вас не очень страшно взять и лишить работы сотни людей и угробить их имущество.

Вы, конечно, получаете ровно ту власть, которую заслуживаете: которая в гробу видала закон и делает просто то, что хочет. Нехорошо, конечно, если по закону не получается, но в принципе пойдёт. Эта власть один раз из ста популистически сделала что-то, что совпало с вашими предпочтениями, а вы и рады, и не видите за частным случаем общего подхода. С Крымом история ровно та же.

Вам никто не должен обеспечивать красивые виды в городе. Если вы их хотите, они сколько-то стоят. Прямо как айфон. Создавайте общественную организацию «За виды Москвы», собирайте деньги, выкупайте мешающие вам строения и сносите их сколько влезет.

Но вы хотите, чтобы за ваши виды заплатили владельцы построек. А власть и рада за их счёт набрать среди вас, лохов, политических очков.

2016   жизнь   философия

Что послушать из подкастов

Я много слушаю подкасты: пока делаю бутеры на завтрак, пока иду куда-нибудь пешком, пока еду на дачу или на гору, пока лечу в самолёте, пока жду в очереди. Меня несколько раз просили поделиться тем, что я слушаю. С подкастами есть проблема: почти нереально начать что-то слушать и сразу же полюбить. Нужно какое-то время, чтобы втянуться, познакомиться с ведущими и начать их воспринимать как настоящих людей, а не просто голоса. Так что не знаю, насколько вам поможет мой список. Но мне не жалко.

Accidental Tech Podcast. Самый любимый, слушаю все выпуски. Марко Армент (Тумблер, Инстапейпер, Оверкаст), Джон Сиракьюса (эпические обзоры Мак ОСа) и Кейси Лисс (хз) обсуждают всё подряд, но в основном технические новости. Когда Сиракьюса в ударе — это прекрасно. Марко Армент раньше был постоянным гостем в подкасте Build and Analyze, а Джон Сиракьюса — в подкасте Hypercritical. Это всё хоть и старое, но можно послушать, особенно Сиракьюсу.

The Talk Show. Джон Грубер (Дэринг-фаерболл, Веспер) и кто-нибудь у него в гостях обсуждают Эпл, но иногда бейсбол или ещё какую-то муть типа х/ф «Звёздные войны». Много воды, но среди неё всегда что-нибудь интересное. Слушаю все выпуски, но если пошла левая тема, проматываю.

Debug. Гай Инглиш и Рене Ритчи, обычно про ай-разработку. Здесь я обычно скачиваю только выпуски с интересными гостями. Горячо рекомендую послушаю трилогию с экс-эпловскими Доном Мелтоном (Сафари) и Нитином Ганатрой (родные приложения для айфона) — раз, два,
три. Мало где можно узнать столько же о том, как работается в Эпле. Все выпуски с участием Мелтона, Ганатры, Армента, Сиракьюсы и Грубера можно слушать смело.

Melton. Раз в месяц Дон Мелтон приходит к Рене Ритчи и рассказывает, что у него происходит в жизни. Я слушаю, потому что мне интересен сам персонаж, но без подготовки это может показаться унылым.

Freedomain Radio. Стефан Молинье, крутейший философ, учит думать про вещи. Там около 3000 выпусков уже, и он чуть ли не каждый день новые записывает, поэтому угнаться за ним невозможно. Сам я слушаю по порядку с начала (уже послушал первые двести) и параллельно выцепляю из свежих то, что мне интересно. После каждого выпуска я выписываю ключевые идеи в Эверноут. Считаю этот подкаст суперважным для всех.

Слушаю «Особое мнение» Эха Москвы, когда там Леонид Радзиховский, Глеб Павловский или Артемий Троицкий.

Ещё у меня есть свой музыкальный подкаст.

Если думаете, что я упускаю что-то важное, напишите. Радио-Т не предлагайте. Там прекрасный ведущий, но всё остальное плохо.

В качестве клиента я использую Оверкаст.

2015   подкаст   философия
2015   видео   общество   философия

Сбитая велокореянка: моральный аспект

После заметки о сбитой велокореянке получил немало говна в свой адрес. Меня не расстраивает, когда кто-то называет меня мудаком — я 13 лет блог веду, привык. Но тут не просто «в интернете кто-то неправ», тут дело серьёзное. Проблема не в том, что меня назвали мудаком, а в том, что у людей перевёрнуты представления о добре и зле. Это опасно, и это меня расстраивает.

Вообще, у истории много аспектов: разница между виной и ответственностью, способы выбора справедливого наказания виновных, верность выводов кореянки о России, возможные способы снижения аварийности на дорогах. Но больше всего людей задело, насколько я вижу, именно то, что я не стал подпевать массовому осуждению водителя и массовому согласию с недовольством кореянки. То есть людей эмоционально задел моральный аспект истории: я, по их мнению, неправильно разделил участников на «хороших» и «плохих».

К сожалению, многие привыкли судить о морали эмоционально («попробовали бы вы это сказать маме сбитого школьника»). Но мораль полностью поддаётся проверке логикой — иначе она была бы необъективной, и мы бы спорили о вкусах. А вот полагаться в таких важных суждениях на эмоции — как раз аморально, потому что из-за вашей ошибки могут пострадать люди. Я знаю, что трудно поверить, что вы, весь такой искренний и эмоциональный, добрейшей души человек, можете быть причиной страданий других людей только из-за того, что не владеете логикой, но, к сожалению, это правда.

Давайте спокойно разберёмся.

«Она права, а он неправ, потому что правила дорожного движения»

Одно из самых частых возражений состояло в том, что «вообще-то» право ездить по дороге на велосипеде закреплено в правилах дорожного движения, как и обязанность водителей соблюдать осторожность, так что кореянка полностью права в своём гневе, а я совершенно неправ, когда называю её безответственной.

Какое это имеет отношение к морали? Да, водитель нарушил правила, а кореянка не нарушила. Но в соответствии с правилами водителя оштрафовали. А кореянку, наоборот, никто не оштрафовал, ведь она ехала по правилам! Так что с точки зрения правил дорожного движения всё прошло гладко, ровно как задумано. Почему же вы недовольны? Да потому, что вы и сами в глубине души понимаете, что дело не в правилах.

Правила кто-то написал, и если мы не сможем разобраться в произошедшем, не ссылаясь на них, то как мы поймём, нет ли ошибки в самих правилах? Может быть, их как раз нужно поменять? Даже если правила «официальные», «закреплены юридически», «приняты большинством», «записаны на скрижалях» и «действуют испокон веков», всё равно в них может быть ошибка, и наша задача — научиться находить такие ошибки.

Мнение, что писаные правила могут быть источником несомненного знания о морали — не просто заблуждение, а причина гибели сотен миллионов людей в истории человечества. Злодеи всегда ссылаются на правила, чтобы обосновать злодеяние — на правила, законы, священные тексты. Кстати, эти правила ровно для этого и существуют: они всегда содержат противоречия, чтобы злодеи могли делать из них произвольные выводы.

Если ваш источник представлений о том, что такое хорошо — правила, то задайте себе вопрос: что вы будете думать, если завтра примут поправку в правила, по которой велосипедистам запрещено выезжать на трассу? Изменится ли ваше мнение о кореянке, о водителе и обо мне на противоположное? Если да, то с вами невозможно вести дискуссию: вы несамостоятельны, ваше «мнение» за вас пишут другие. Ещё раз: это не игрушка; ваши братья по разуму убивают неверных, потому что перед ними текст, в котором сказано, что так правильно делать.

Если же изменение правил не изменит вашего мнения, значит и для вас есть что-то более важное и первичное, чем правила! (Прямо как у меня.) Но вы недобросовестно ведёте спор: вы ссылаетесь на закон, лишь пока он на вашей стороне.

Итак, правила дорожного движения не могут влиять на решение о том, кто прав, а кто нет.

«Она права, а он неправ, потому что он водитель»

Есть такие, кто во всём винит водителей. Они считают, что правила недостаточно суровы, надо их ужесточать. Они хором произносят мантру: «автомобиль — средство повышенной опасности». Вам привет от тех ребят, кто считает, что во всём виноваты евреи — тоже надёжный способ найти виноватого, не задумываясь. Когда сами сядете за руль, во всём начнёте винить пешеходов и велосипедистов. Ведь если привычки думать нет, а привычка искать простые решения есть, правило для самооправдания быстро найдётся.

В жизни всё сложнее, и ситуации бывают разные.

Представим такую. Тихий район города, маленькая улочка, по которой проезжает несколько машин в час. На дворе 1 сентября, а у дороги расположена школа, рядом с которой бегает много детей. По дороге на скорости 59 км/ч проносится автомобиль и сбивает первоклассника, выбежавшего на дорогу во время игры. Чей поступок более предосудителен — водителя, ехавшего строго по правилам, или школьника, выбежавшего на дорогу в неположенном месте? Любой нормальный человек скажет, что несмотря на правила, водитель неправ: он должен был принять во внимание обстоятельства, ехать медленнее и внимательнее.

А вот ещё ситуация: пьяный мужчина на спор с собутыльником выбегает на оживлённую загородную трассу в зоне действия знака «70». Его на скорости 115 км/ч сбивает мерседес. Водитель мерседеса попадает в тюрьму. Если вы правоверный член секты Свидетелей Средства Повышенной Опасности, то вы будете торжествовать. Но реальность ситуации в том, что водитель — жертва обстоятельств. Причём его жизнь разрушил не столько мудила-алкаш, сколько вы — тем, что поддерживаете закон, по которому он попал в тюрьму. Я, кстати, забыл рассказать, что во время сбивания алкаша нашего водителя по встречке обгонял БМВ на скорости 132.

Ужесточение наказания не решит проблемы велосипедистов на трассах в Мурманской области. Допустим, водителей за сбивание велосипедистов будут сажать на кол. Но если велосипедисты на той трассе по-прежнему будут появляться крайне редко, безопаснее для них трасса не станет. Все водители продолжат на трассе ездить как и ездили раньше, но раз в сто лет одного будут сажать на кол, потому что ему под машину попадётся велосипедист. Если вы поддерживаете посадку на кол, то вы со своими моральными убеждениями: а) не спасаете ни одного велосипедиста; б) лишаете жизни случайных людей, сажая их на кол.

Если, как пишут, «там все водят как мудаки», то наказание одного бедолаги, который кого-то сбил, не может быть хорошим решением: опасно водят все, а наказание понесёт один. А если вы серьёзно поддерживаете это, мол, «чтобы другим неповадно было», то вы — олицетворение зла. Вы намекаете на мою недостаточную моральную чистоту, а сами поддержали бы децимацию, потому что как-то же надо.

Итак, тот факт, что человек — водитель, тоже не может влиять на решение о том, прав он или нет.

Домашнее задание

Так как же научиться анализировать ситуации и определять, кто прав, а кто нет, если нельзя подсматривать ни в какие священные тексты и делить людей на категории априори правых и неправых? Это, на мой взгляд, самый важный вопрос философии, над которым каждый должен задумываться самостоятельно.

Считайте, что вы пришли на философский кружок. Попробуйте ещё раз обдумать ситуацию с кореянкой — на этот раз, по-настоящему, самостоятельно. И если вы всё равно придёте к тому, что я неправ, то мне было бы очень интересно узнать, как вы рассуждали. Пишите.

2015   дороги   жизнь   философия

Иллюзия государственной защиты

Предлагаю вашему вниманию свой перевод (не дословный) статьи Стефана Молинье «Иллюзия государственной защиты» (Fantasy of Government Protection). На мой взгляд, развенчание мифа о государстве как механизме защиты людей — важный шаг к личной свободе, поэтому я хотел бы попросить всех вас поделиться этим со знакомыми.

Недавно обедал с коллегой, бывшим военным, и разговор зашёл о политике [...] Он сказал, что уважает Пола Мартина, бывшего премьер-министра Канады, за то что тот продвинулся в борьбе с дефицитом бюджета в 90-е: «Мне полегчало, ведь наши учения тогда дни были посвящены сдерживанию гражданского протеста».

Я удивился, несмотря на то, что двадцать лет изучал государство как явление. Я спросил, что он имел в виду. Он сказал, что правительство готовилось к протестам: «Власть была уверена, что деньги кончатся, и хотела, чтобы мы были готовы к возмущениям».

Меня это впечатлило и открыло мне глаза. Канадское правительство пыталось разделаться с долгами, но одновременно готовило солдат стрелять в канадцев, на случай, если не выйдет. Или если выйдет, но канадцам не понравится результат. Например, если придётся отказаться от социальных пособий или пенсий [...]

Это, конечно, было вполне ожидаемо. Государства защищают собственные интересы, а не интересы граждан. Но любопытно, что несмотря на все свидетельства 20 века, люди всё ещё верят, что государства существуют для их защиты. [...] Давайте взглянем на исторические примеры. [...]

Главная опасность для граждан — это война. Войну всегда начинают представители государства. Но они говорят, что защищают граждан от агрессии других государств. То есть другие государства плохие, и поэтому война неизбежна. А наше собственное государство должно нас частично поработить, чтобы защитить от неизбежных войн.

Тогда с повышением безопасности определённой страны, её армия должна пропорционально сокращаться. Например, после развала Советского Союза, военные бюджеты США и НАТО должны были радикально уменьшиться. Более того, страна вроде Швейцарии, находящаяся посреди Европы, должна тратить на армию намного больше в пересчёте на жителя, чем Америка, окружённая океанами по бокам и дружественными соседями с юга и севера. [...]

Каких правителей, на ваш взгляд, люди боятся больше всего? Собственных или другого государства? [...] Давайте спросим американца: «Вы больше боитесь иностранного вторжения или того факта, что если вы не отдадите половину своих доходов в виде налога, ваше правительство посадит вас в тюрьму?». [...]

Предлагаю также сравнить гражданские свободы до и после проявления внешней угрозы. Ведь если доктор говорит, что лечит вас, чтобы вам стало лучше, можно проверить это так же задавшись вопросом: стало ли вам после лечения лучше или хуже. И если обнаружится, что после каждого «лечения» ваше здоровье ухудшается (а доходы доктора возрастают), то скептицизм в отношении его заявления об опыте и благих намерениях вполне правомерен. Государства, говорящие о защите свободы граждан, в результате такой защиты не должны лишать свободы. Тем не менее, ни одна война в истории не привела к увеличению свобод. Не было даже случая, чтобы они остались на прежнем уровне. Всегда, когда заявления о государственной добродетели можно проверить эмпирически, они оказываются ложными.

Правда в том, что угрозу для нашей жизни и собственности представляют не иностранные государства, а наше собственное. Государство, которое говорит, что оно необходимо хотя бы для защиты от врагов, похоже на мафиози, который требует отдавать ему половину доходов, чтобы он защищал от другого мафиози. Могу ли я купить пистолет и испытать судьбу самостоятельно? Могу ли я нанять частных охранников для защиты своей собственности? Нет, конечно. Так кто пугает нас больше: местная банда головорезов или какая-то парагвайская, которую мы никогда не видели, но про которую местная говорит, что она хочет нас захватить? [...]

Даже самое поверхностное изучения истории говорит, что нет никакой корреляции между безопасностью страны и её военными расходами. А значит и причинно-следственной связи нет. Стало быть, армии нужны не для защиты граждан от внешних врагов, а для чего-то ещё.

А как быть с мусульманской угрозой? Это тоже интересно. Если наши государства существуют для защиты нас от других государств, они не должны продавать им оружие, так? Если полицейский говорит, что его задача — защищать нас от преступников, то ему стоит воздержаться от их вооружения, так? Врач не может сначала заражать людей, а потом говорить, что вполне справедливо зарабатывает на их лечении. Наши лидеры не могут за наш счёт вооружать другие государства, одновременно заявляя, что они отбирают у нас деньги, потому что другие государства опасны. Так что если американское правительство отдало наши налоговые деньги или созданное на них оружие, скажем, Ираку или Саудовской Аравии, то оно не может требовать от нас ещё денег, говоря, что нам угрожает любая из этих стран. [...]

На это обычно возражают тем, что только некоторые другие государства представляют опасность. То есть наши лидеры знают, насколько опасны какие государства, и насколько они будут опасны в будущем, и вооружают только хороших. Но в реальности они постоянно вооружают именно тех, кого потом объявляют врагами. [...]

Есть ещё один аргумент, который нужно рассмотреть, если мы говорим о защите государством своих граждан: ценят ли правители безопасность своих граждан больше, чем эти граждане ценят собственную безопасность.

Никто из нас не хочет умереть или оказаться рабом. Мы примем любые необходимые меры для защиты своей жизни и собственности. Если кто-то требует, чтобы мы делегировали ему эту ответственность, то это было бы рационально с нашей стороны только если он печётся о нашей жизни и собственности больше нас самих.

Если лидеру нашей страны наша жизнь дороже, чем нам; дорога так, как многим родителям дорога жизнь их детей, то, очевидно, он будет первым, кто пожертвует собственной жизнью ради нас во время войны, как родитель сделал бы для ребёнка. В политике и на войне так не бывает, лидеры никогда не умирают первыми на поле боя.

Если лидера беспокоит наша безопасность больше нас самих, вряд ли личная угроза заставила бы его отказаться от ведения войны. [...] С момента обретения государствами ядерного оружия, ни одна ядерная держава не объявляла войны другой. Что изменилось? Количество потенциальных смертей? Нет, конечно: в Первую и Вторую мировую войну были убиты десятки миллионов. [...] Единственное существенное отличие между традиционным оружием и ядерным оружием состоит в том, что ядерное оружие представляет угрозу для политических лидеров. Они, их семьи и друзья могут быть убиты. Ядерное оружие — угроза для правящего класса. Конечно, это касается и другого оружия массового поражения, именно поэтому правители говорят о нём с таким ужасом.

Как только собственная жизнь и интересы лидера оказываются под угрозой в случае войны, он чудесным образом решает воздержаться от её объявления. [...]

Итак, идея, что государства существуют для защиты граждан — полный бред, и пока мы верим в это, мы в опасности. Государства используют любое оправдание для применения силы к нам, и «национальная безопасность» — одно из самых опасных. [...] Пока мы жертвуем свободой ради безопасности, государства будут продолжать создавать для нас угрозы, чтобы сильнее поработить нас, «защищая» от насилия, которое сами же и порождают.

Как-то же надо

Как решить, с какого возраста человек отвечает за свои поступки? Когда человеку можно за руль? Что такое растление малолетних? Закон проводит границу по положению секундной стрелки на часах. Действие становится преступлением или перестаёт им быть, пока вы читаете это предложение. Полный бред. Получается, возраст не может быть критерием в определении преступления. Но как-то же надо, поэтому пусть будет возраст.

Как принимать решения, которые касаются большого числа людей? Демократия говорит, что меньшинство должно подчиниться большинству. Но если один вы и два бандита проголосуете, стоит ли им передать всё ваше имущество, то они демократически выиграют. Полный бред. Получается, референдум не может быть инструментом принятия решений. Но как-то же надо, поэтому пусть будет референдум.

Это два примера полностью неработоспособных, дебильных, не выдерживающих никакой критики механизмов, которые все используют как ни в чём не бывало, потому что как-то же надо.

Если вы говорите «как-то же надо», то вы думаете жопой, а не мозгом. Из того, что как-то надо, не следует, что надо именно так. Учите логику, а потом беритесь рассуждать.

2014   логика   философия
Ранее Ctrl + ↓